суббота, 18 февраля 2017 г.

Чужие среди своих и свои среди чужих


Недавно по рекомендации одного хорошего человека включил телевизор и посмотрел часть соловьёвской программы - выдержать всю её мне не под силу.
Речь на сей раз шла о предметах близких - о мигрантах, гастарбайтерах, беженцах и т.д.
Владимир Вольфович со свойственной ему теплотой душевной там делился ужасными тайнами, о том, что с массами РАБсилы на территорию РФ проникают тысячи законспирированных шпионов и террористов. Особенно это относится к прибывающим "заробитчанам" из Украины, о чём слышу уже неоднократно. Ведь в массе своей это люди с русской внешностью, говорящие по русски, православные - попробуй отличи от основной массы населения! Это вам не таджики какие-нибудь или "люди кавказской национальности", как зачастую определяют в столице приезжих из южных республик. Вот так обманом вкрадутся в доверие, а потом...о ужас!
Ждал от ораторов конкретных предложений, ну, к примеру, для отличия неграждан от граждан накладывать на них клеймо, или татуировку на лбу делать. Ведь все люди мыслящие (Homo sapiens) прекрасно понимают, что система "миграционная", гастарбайтерская есть всего лишь осовремененное рабовладение, реконструированное в применении к европейским условиям ещё Адольфом Алоизычем. Так чего там с ними церемониться? Но до рекомендаций как-то не дошло.
Хотя в предупреждениях Владимира Вольфовича рациональное зерно всё же есть. Все заклинания вроде "ихтамнет" или "ихтутнет", все непризнания военного положения с одной стороны, политэмигрантов и беженцев (официально) с другой - это в области виртуальной, а реально три года идёт война и растёт накал ненависти. И она, культивируемая где четверть века, а где столетие, давно уже переливается через нынешние границы.
Вот и на этой передаче её бессменные участники дружно кричали, ставя в пример драку медсестёр в Центре геронтологии с украинскими «заробитчанками», устроившими вечеринку на радостях от убийства Гиви. Как такое могло произойти? И никто из соловьёвских оракулов не захотел замечать, что против оголтелых русофобов выступили, положив конец нацистскому шабашу, не работодатели, не администрация, не миграционная служба, МВД или ФСБ, а простые русские люди – медсёстры. Сразу же у официоза найдутся адвокаты, заявляя, мол «они же не знали!». Но, простите, если все эти люди, бравшие их на работу, все эти службы, содержимые народом русским для собственной защиты, не знают, что (и кем) творится у них под боком – для чего (и для кого) они существуют вообще? Кто-то может себе представить в Москве 41го банкет по поводу, к примеру, взятия фашистами Курска или гибели Матросова или Зои Космодемьянской?! При всём моём негативном отношении к сталинским репрессивным органам, им нужно отдать должное: во все времена они знали всё обо всех, а уж о приезжих тем более – о родственниках, знакомых и даже случайных прохожих. А тут речь идёт о людях, в чьей стране в результате подготавливаемого многие годы кровавого переворота пришли к власти нацистские террористы, открыто скандирующие на маршах свои цели: пройти победным маршем по Красной площади и посадить «москалей на ножи». О войне, которую уже три года ведут лучшие сыны русского народа с русофобами. Неужели за эти годы нельзя было соответствующим службам отделить своих от чужих, да и законы соответствующие издать, помогающие своим и отсекающие чужаков?
И тут на ум приходит до глупости наивный и в то же время до ужаса страшный вопрос: а кто же для них свой – а кто чужой?
Пересекая летом 14го границу в Крыму естественно готовился пройти серьёзное собеседование: кто, зачем, планы… Да, безусловно, там была масса беженцев ( сам-то ведь не беженец!), понятно, нужна очерёдность – но куда? Или считать «собеседованием» момент, когда к толпе людей во дворе севастопольского ФМС (Остякова, 11) снисходил разок в день кто-то из службы (волонтёры проще, они свои) и вещал пару строк инструкций: «Слушать меня – повторять не буду!»
Но и на потом тут, уже на континенте, говорить по делу с ответственным сотрудником, который вник бы в ситуацию и обладал бы каким-то правом принятия конкретных решений – не пришлось ни разу. Всё что они могли – это взнимать взносы да анкеты заполнять. На большее их права не распространялись. Вот и получалось, что свои униженно простаивали месяцами в очередях на пороге, а «чужие» безбоязненно открывали двери ногой – поскольку руки были заняты. Но тут тот же вопрос: кто же свои, а кто – чужие? В вагоне поезда «Киев – Москва» кучка здоровых молодых мужиков, вернувшихся из АТО и едущих на заработки (дорога уже годами привычно накатана) не стесняясь обсуждали, как стрелять из пулемёта бронетранспортёра, а полтора десятка женщин с Украины, явно настроенных антинацистки, пугливо оглядывались на них и опасались рот открыть до самой Москвы. И всё те же вопросы: почему? Почему беженцев таковыми не признавали, дав международный статус «беженца» от силы лишь двум сотым процента из них? Почему вопреки многовековым общецивилизационным нормам ни один политэмигрант, боровшийся с русофобами – нацистами ЗА РОССИЮ , политэмигрантом признан не был? Наоборот – поставлен на уровень «понаехавших на заработки гастарбайтеров» с выбраковкой и неприятием непригодных к тяжёлой работе пожилых, инвалидов и детей? Ни один отставной «атошник» выбракован не был. А когда советский офицер, полковник запаса, воевавший зам.по тылу в ополчении и поголодавший зиму в глухой деревеньке, где сердобольные старушки его подкармливали, чтобы с голоду не умер, по весне с голодухи едет сдаваться в СБУ – разве это единичный случай? То тут, то там пишут о случаях депортации антифашистов-ополченцев – но что-то не слыхать о депортациях нациков. Вот и попробуй ответь на вопрос: кто свой, а кто – чужой?
Может быть ответ следует искать глядя на экраны телевизоров, где уже четвёртый год на всех программах центрального ТВ благополучно прописались ковтуны, юхно, карасёвы и проч. – уважаемые и не очень «друзья и партнёры». Вот только народных героев Новороссии никто так не зовет (непризнанные и самопровозглашённые?) и в телестудиях вам их не увидеть – разве только в некрологах… Те – свои, а эти – чужие? И ржут, заливаются от радости подленькими смешочками осчастливленные нацючки, издеваясь над русскими, ставшими на их пути в уничтожаемой ими Новороссии: «Ну что – вот он какой, ваш Русский мир!»
Неужели существуют две Российские Федерации: простой народ, готовый поделиться с братом всем, даже жизнью – за нашу и вашу свободу, за нашу Русь! – и мир чиновников, параграфов, циркуляров и мзды, для которых понятия друга и врага диаметрально противоположны с кормящим их народом, которые, пожалуй, России приносят ежедневно намного больше вреда, чем её внешние враги?

Мой комментарий.
Я уже помещала пост о политэмигрантах и их тяжелом положении в РФ, почитайте по ссылке http://rimmabutorina.blogspot.ru/2017/02/blog-post_78.html
Среди нас много политэмигрантов пожилого,пенсионного возраста. У нас есть опыт многолетней борьбы с бандеровщиной. Многие из нас подорвали свое здоровье, находясь на острие борьбы с фашизмом. Без излишней скромности хочу сказать что мы-СОЛЬ ЗЕМЛИ,ИСПОВЕДНИКИ ХРИСТОВЫ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СФЕРЕ.

Молодые  получают патенты,разрешения на работу, а пожилым сложно получить гражданство РФ и найти работу.Держимся силой духа и поддержкой простого народа.





Если вам понравился материал, расскажите о нем друзьям:

Комментариев нет:

Отправить комментарий