суббота, 6 апреля 2013 г.

Не осуждайте чьё-то прошлое,не зная своего будущего.

Фотография: Секреты успеха Великих - Присоединяйтесь! И вы найдете много полезного и интересного!Будучи протестанткой присутствовала на общем собрании всех церквей города и неожиданно для себя встретила супружескую пару из соседнего областного города. Я их помнила сугубо мирскими бизнесменами, к которым когда-то обращалась за помощью и эту помощь получила. 
А помощь их состоялась в следующем-помогли мне "вырвать" деньги из Ташкентского главснаба,куда я выслала товар без оплаты на кругленькую сумму.
Что значит "клюнула " на восточное гостеприимство.Прилетела я в Ташкент, встретил меня руководитель главснаба,олицетворение самой любезности, целый возил меня по городу, по разным достопримечательностям...Я прониклась его обаянием и вернувшись домой -выслала в Ташкент крупную партию ковров.
В течении трех месяце я окончательно поняла что меня "кинули" и стала срочно"вращать" мозгами как выйти из этого положения.
Тогда мне и пригодилось  знакомство с этой семейной парой из соседнего города. По договоренности , они позвонили в Ташкентский главснаб и предложили партию ковров, но с условием пред.оплаты.
Он согласился, но для проверки выслал двух своих представителей, посмотреть товар. Люди приехали, прошли на склады, убедились-товар в наличии есть-позвонили в Ташкент и пред.оплата пошла.
Как только деньги поступили, тут и я вылезла , со своими архаровцами, заявила что это мой товар и предложила им быстро "делать ноги" по добру, по здорову, ибо здесь не Ташкент.
Прошло лет пять после этого случая и вдруг я встречаю эту семью, здесь в Николаеве.
С удивлением выслушала их историю.
Владельцы самого крупного в городе торгового центра, вертолетного отряда и т.д у них было еще и хобби-за свой счет, они создали и содержали коллегиум для одаренных детей. где в том числе учились и их четверо детей.
Как то к ним приехал их однокурсник по институту издалека.
Приняли его гостеприимно, вспоминали студенческие годы,оставили его ночевать, когда спросили его. с какой целью приехал, то отвечал уклончиво, сказал на пару дней в  командировку....
На другой день ушел по "командировочным " делам...
Через несколько часов явился и состоялся между ними страшный разговор...
Он сказал что он -киллер, приехал с заданием убить семью бизнесменов и утром подался по делам, а именно. ему показали фотографию тех . кого надо было уничтожить...
Это была фотография его институтских друзей...
 Сказал: "Ради ваших четверых детей и ради нашей прошлой дружбы я этого делать на буду, но даю вам два часа, чтоб вы исчезли из города..."
Вот так они и оказались в Николаеве.
Такая беда и неожиданная нужда, привела их к Богу.
Какими разными путями ведет Господь детей своих, выводя их из мира.

Не испытывай судьбы Божии. Притча старца Паисия Святогорца

Фотография: Человек, не склонный бороться за то, чего ему хочется, не достоин того, чего ему хочется.
(Фредерик Бегбедер)

Один подвижник, видя неправду, существующую в мире, молил Бога и просил открыть ему причину, по которой благочестивые и праведные люди попадают в беды и несправедливо мучаются, в то время как неправедные и грешные обогащаются и живут спокойно. Когда подвижник молился об откровении этой тайны, услышал голос, который говорил: - Не испытывай того, чего не достигает ум твой и сила знания твоего. Но, поскольку ты просил узнать, спустись в мир и сиди в одном месте, и внимай тому, что увидишь, и поймешь из этого опыта малую часть из судов Божиих. Услышав сие, старец спустился в мир и пришел к одному лугу, через который проходила проезжая дорога.

Неподалеку там был источник и старое дерево, в дупле которого старец хорошо спрятался. Вскоре подъехал один богатый на лошади. Остановился у источника попить воды и отдохнуть. Когда напился, вынул из кармана кошелек с сотней дукатов и пересчитывал их. Закончив счет, хотел положить на место, но не заметил, и кошелек упал в траву.

Вскоре пришел другой прохожий к источнику, нашел кошелек с дукатами, взял его и побежал полями.

Прошло немного времени, и показался другой прохожий. Будучи усталым, остановился он у источника, набрал водички, вынул хлебушка из платка и стал есть.

Когда бедняк тот ел, показался богатый всадник и с изменившимся от гнева лицом набросился на него. Бедняк, не имея понятия о дукатах, уверял с клятвой, что не видел такой вещи. Но тот, как он был в сильном, начал его хлестать и бить, пока не убил. Обыскав всю одежду бедняка, ничего не нашел и ушел огорченный.

Старец тот все видел из дупла и удивлялся. Жалел и плакал о несправедливом убийстве, молился Господу и говорил:

- Господи, что означает эта воля Твоя? Скажи мне, прошу Тебя, как терпит благость Твоя неправду? Один потерял дукаты, другой их нашел, а иной убит неправедно.

В то время, как старец молился со слезами, сошел Ангел Господень и сказал ему:

- Не печалься, старец, и не думай от досады, что это произошло якобы без воли Божией. Но из того, что случается, одно бывает по попущению, другое для наказания (воспитания), а иное по домомстроительству. Итак, слушай.

Тот, кто потерял дукаты - сосед того, кто их нашел. Последний имел сад, стоимостью сто дукатов. Богатый, поскольку был многостяжателен, вынудил отдать ему сад за пятьдесят дукатов. Бедняк тот, не зная, что делать, просил Бога об отмщении. Поэтому Бог устроил, чтобы воздалось ему вдвойне.

Другой бедня, утомленный, который ничего не нашел и был убит несправедливо, однажды сам совершил убийство. Однако искренне каялся и всю остальную жизнь проводил по-христиански и богоугодно. Беспрерывно просил Бога простить его за убийство и говорил: "Боже мой, такую смерть, какую сделал я, ту же самую дай мне!" Конечно, Господь простил его уже с того момента, когда он проявил покаяние. Так, услышав его, Он позволил умереть ему насильственным способом - как тот Его просил - и взял к Себе, даже даровав ему сияющий венец за любочестие!

Наконец, другой, многостяжатель, потерявший дукаты и совершивший убийство, наказывался за его любостяжание и сребролюбие. Попустил ему Бог впасть в грех убийства, чтобы заболела душа его и пришла к покаянию. По этой причине он сейчас оставляет мир и становится монахом.

Итак, где, в каком случае, видишь ты, что Бог был неправеден, или жесток, или безжалостен? Поэтому в дальнейшем не испытывай судьбы Божии, ибо Тот творит их за неправду. Знай также, что и многое другое совершается в мире по воле Божьей, по причине, которую люди не знают.

Старец Паисий Святогорец.

пятница, 5 апреля 2013 г.

Необходимо всем, любящим Истину, наблюдать знамения времен! Архиепископ Феофан Полтавский



altДосточтимый друг!

Обращаете ли Вы внимание на то, что сейчас делается в мире? Министры всех государств мира только одно и делают в настоящее время, что говорят о мире всего мира. Министры Франции и дружественных с нею держав, кроме того, очень настойчиво говорят о гарантиях безопасности , как о самом существенном условии этого «мира». Невольно приходят на память слова апостола Павла из послания к Солунянам: День Господень так приидет, как тать в ночи. Ибо когда будут говорить: мир и безопасность (!) тогда постигнет их (то есть, людей, любви к истине не имеющих. – 2 Фес. 2:10) внезапная пагуба, подобно как мука родами постигает во чреве имеющую, и не избегнут (1 Фес. 5:3).

Нужно всем, любящим истину, не только наблюдать знамения времен, но и делать соответствующие выводы из этих наблюдений.

Относительно церковной жизни в речах Спасителя указано для нас, как на одно из самых поразительных явлений последних времен, на то, что тогда звезды спадут с небеси (Мф. 24:29). По объяснению Самого Спасителя, «звезды» – это суть Ангелы Церквей , то есть епископы (Откр. 1:20). Падение епископов религиозно-нравственное является, таким образом, одним из самых характерных признаков последних времен. Особенно ужасно падение епископов, когда они отпадают от догматов веры или, как выражается Апостол, когда они хотят превратить Евангелие Христово (Гал. 1:7). Таковым повелевает Апостол изречь «анафему»: Кто будет благовествовать не то, что мы благовествовали, – говорит он, – да будет анафема (Гал. 1:9). И медлить здесь не нужно, продолжает он: Еретика после первого и второго вразумления отвращайся, зная, что таковый развратился, и грешит, осуждая сам себя (Тит 3:10-11). Иначе, то есть за равнодушие к отступлению от истины, тебя может постигнуть суд Божий: поелику ты тепл, а не горяч и не холоден, то изблевати тя от уст Моих имам (Откр. 3:15-16).

Тучи на мировом горизонте сгущаются. Приближается суд Божий над народами и лицемерными христианами, начиная с еретических и теплохладных иерархов.

Архиепископ Феофан.

1936. IV. 31.

Отношение к врагам Божиим и русского народа

Отвечаю на Ваши вопросы. Первый вопрос касается Вашей внутренней жизни: Можно ли иметь отрицательное чувство по отношению к врагам русского народа и Православной Церкви или нужно подавлять в себе это чувство, повторяя слова Божии: Мне отмщение, Аз воздам? - Иметь отрицательное чувство к врагам Божиим и к врагам русского народа естественно. И напротив, не иметь этого чувства не естественно.

Но только это чувство должно быть правильным. А правильным оно будет тогда, когда оно имеет принципиальный, а не личный характер, то есть когда мы будем «ненавидеть» врагов Божиих и врагов русского народа не за их личные обиды нам, а за их враждебное отношение к Богу, и к Церкви, и за их безчеловечное отношение к русским людям.

Поэтому нужно и бороться с этими врагами. А если не будем бороться, то за свою теплохпадность будем наказаны Господом. Он Свое отмщение воздаст тогда не только им, но и нам.

среда, 3 апреля 2013 г.

Как научиться не осуждать.


ФотоСегодня я начну беседу немного издалека. Мне хочется напомнить вам одну ситуацию, которая знакома каждому монаху. Очень часто, когда мы молимся на правиле или богослужении и наше сердце наполняется любовью к Богу, мы желаем ради этой любви совершить нечто великое. И Господь сразу откликается на наше желание и подает нам возможность для подвига. Но в каком виде? Какой подвиг для нас самый главный, самый возвышенный?

Господь поставляет перед нами ближнего. Этот ближний – не такой, как мы. У него другое лицо, другой голос, другие мысли, другие желания, другие чувства. И даруя нам этого человека, Господь как будто призывает нас: «Смотри, Я даю тебе то, чего ты хотел. Ты желал совершить подвиг ради Меня? Вот, Я даю тебе ближнего. Постарайся понять его, полюби его таким, какой он есть, прими его в свое сердце!».


Это и есть самый великий и самый важный подвиг для нас – подвиг евангельского общения с ближним, стяжания каждого человека в своем сердце.

Что значит – стяжевать ближнего в своем сердце? Это значит – следить за тем, чтобы при общении с любым человеком наше сердце всегда оставалось расположенным к нему, мирным, чтобы ни один помысел осуждения или неприязни не находил места в нашей душе.

Это высота добродетели, «совокупность совершенства». И часто эта высота кажется нам недостижимой. Любить всех – это нечто абстрактное, несвязанное с нашей повседневной жизнью. Но это одно из самых больших заблуждений! В действительности каждая из нас может ежечасно, или даже ежеминутно восходить на эту высоту. Сколько раз мы встречаемся с ближним, столько раз мы и можем проявить возвышенную любовь. В самой обыденной обстановке, в привычных повседневных ситуациях мы можем в каждом человеке увидеть образ Божий.

Прекрасный пример такого видения приводит старец Софроний (Сахаров):

«В Пантелеимоновском монастыре был один старый монах очень низкого роста. И он сорок лет утром и вечером работал на кухне, торжествуя: он готовил пищу для возлюбленных Самим Богом людей! Видите, как возможно поставить свой ум и приобрести такое расположение, когда самые обычные дела становятся вечными заслугами человека».

Каждая из нас может приобрести такое же расположение, чтобы всегда пребывать в любви к ближним.

И сейчас я хочу спросить вас: для чего же мы совершаем этот подвиг? Не ради самой по себе добродетели, потому что добродетель – это не самоцель, а средство. И не ради того чтобы стать нравственными и благородными людьми. И не ради того чтобы достойно выглядеть перед другими и перед самими собой. А ради чего? Мы делаем это ради того, чтобы приобщиться к Божественной жизни.

Ведь что самое удивительное и великое в Боге? Его чудеса? Его всеведение? Его могущество? Все это изумляет нас, но по слову святителя Иоанна Златоуста, ничему из этого мы не дивимся так, как дивимся Божию человеколюбию. И мы, созданные по образу и подобию Божию, призваны уподобиться Ему не в том, чтобы творить чудеса, прозревать будущее или переставлять горы. А в чем?

В том, чтобы принять в свое сердце каждого человека. И какими бы мы ни были – слабыми, нерадивыми, грешными – благодаря этому подвигу мы живем по образу жития Христова.

У старца Емилиана есть замечательные слова:

«Никакое монашеское братство не живет без любви. Монахи живут, потому что любят. Любовь есть подражание Христу, потому что “Он прежде возлюбил нас”».

И сегодня в беседе мне хотелось бы рассмотреть этот великий, удивительный подвиг неосуждения, который показал нам Господь Иисус Христос.

Самим Своим рождением Спаситель уже учит нас никого не осуждать. Ведь Он благоволил родиться от такого рода, в котором было множество грешных людей, например, блудница Раав, Фамарь, впадшая в грех кровосмешения, Соломон, который имел семьсот жен и триста наложниц и под конец жизни предался необузданному сладострастию и впал в идолопоклонство.

Как пишет святитель Иоанн Златоуст, «Бог не только воспринял на Себя нашу плоть и стал человеком, но удостоил порочных людей быть Своими сродниками, не стыдясь нимало наших пороков… Бог сочетал с Собою прелюбодейную природу. Так с самого начала Он показал, что не гнушается ничем нашим, научая тем и нас не соблазняться ничем в наших ближних».

И не только рождение, но и вся земная жизнь Спасителя являет нам образ совершенного неосуждения и любви. Мы знаем, что Христос был искушаем осуждением, как ни один человек в мире. Когда дьяволу не удалось искусить Господа в пустыне лицом к лицу, то он попытался побороть Его другим способом – он начал искушать Его через людей.

Не добившись того, чтобы Христос нарушил заповедь о любви к Богу, дьявол надеялся, что заставит Его нарушить заповедь о любви к ближним. Он постарался сделать все, чтобы возбудить в сердце Спасителя хотя бы один помысел осуждения. Он провел перед Его очами людей со всеми пороками и всеми немощами, какие накопило человечество со времени первого грехопадения. Он окружил Его человеческим равнодушием, непониманием и неблагодарностью.

Он возбудил в сердцах людей ненависть к Нему, подстрекая их поносить и уничижать Его. Он соблазнил на предательство одного из ближайших Его учеников, и наконец устроил так, что люди предали Его самой унизительной, позорной смерти. И все же он не добился своего – сердце Спасителя не омрачилось даже и малейшей тенью осуждения, ничто не поколебало Его любви к людям.

Но потерпев это сокрушительное поражение, дьявол не отступил, и теперь он пытается низложить последователей Христа, и по-прежнему одно из самых страшных его орудий – это осуждение. В особенности он искушает осуждением тех, кто стремится проводить житие христоподражательное, – то есть нас, монашествующих.

В житии одного подвижника, святого Нила, есть интересный случай. Когда Нил собирался поступить в монастырь, дьявол стал соблазнять его, желая отвратить от иноческого пути. И чем же он его соблазнял? Он не стал напоминать ему ни о красотах земной жизни, ни о грехе, ни о наслаждении, но постарался внушить всего один помысел – и это был помысел осуждения.

Прочитаем отрывок из жития:

«И начал дьявол обвинять монахов, тысячами клевет разливаясь по их поводу, называя их и сребролюбцами, и тщеславными, и чревоугодниками и говоря: “Один только котел, в котором они варят пищу, мог бы вместить всего меня вместе с этой лошадью!” Праведный же в ответ на это сказал ему: “Ты кто, обвиняющий и осуждающий работающих Богу? Достоин делатель пищи своей”. И дьявол, заткнув уши свои, как аспид, бегом удалился от него. Преподобный же, запечатлев себя знамением честного креста и помолившись Богу, чтобы Он покрыл и сохранил его от осуждения монахов, с радостью вошел в святой сей монастырь».

Старец Емилиан в толковании на житие святого Нила говорит:

«Когда дьявол искушал Нила осуждением, он знал, что делает. Ведь этот помысел мог бы сокрушить всю жизнь преподобного, если бы он с ним согласился. И если бы потом он тысячу лет прожил в монастыре, то с этим помыслом ни одного дня он не жил бы истинной монашеской жизнью. Вот что говорил ему дьявол: “Ну и куда ты идешь? Я в этом монастыре работал и знаю там каждого. Один из этих чернецов – чревоугодник, другой – сребролюбец, третий – тщеславится. И что, ты сможешь жить с такими людьми?”. То есть он пытался выбить у преподобного из-под ног основание монашеской жизни – одобрение братий и единство с ними. И если бы сатане удалось внушить преподобному Нилу суд и разделение, пусть даже всего с одним братом, то он добился бы большего, чем мог бы достичь бесчисленными грехами».

Так и нас дьявол ежеминутно искушает, стараясь наполнить наше сердце осуждением. Он преувеличивает в наших глазах немощи других людей, подстраивает разные соблазнительные ситуации, возбуждает в нас нетерпимость и недоверие. «Посмотри, как плохо ведет себя этот человек – и как возможно такое среди христиан? А та посмотрела на тебя хмуро – что ты ей сделала, почему она так смотрит? А почему люди так плохо с тобой обращаются – разве ты это заслужила?».

Подобными помыслами дьявол мечет в нас, словно грозными стрелами, и, если мы их не отражаем, то они наносят глубокие раны нашему сердцу, делают нас безблагодатными, пустыми. Дьявол влагает в нас свое собственное, лукавое рассуждение, совершенно противоположное духу Христову.

И нам нужно быть очень трезвенными, внимательными, чтобы постоянно отвергать этот злой натиск и стараться на все смотреть глазами Христа. В любой ситуации, когда мы общаемся с ближними и у нас возникает соблазн осуждения, подумаем: а как посмотрел бы на это Христос? Что Он сказал бы этому человеку? Как бы Он поступил?

Многим кажется, что это невозможно – ну что общего имеет наша маленькая, обыкновенная жизнь с жизнью Самого Господа? Но подумаем: а как жил на земле Господь? Он жил не какой-либо иной, а именно обыкновенной человеческой жизнью. Он точно так же, как и мы, вкушал Своими устами земную пищу, Он руками Своими совершал обычную, рутинную земную работу, Он ходил по земным дорогам, и Его пречистые стопы покрывались грязью и пылью.

И точно так же, как и мы, Он общался со многими и многими людьми и каждый день соприкасался с нечистотой человеческой – то есть с немощами, страстями, греховными привычками. И вот Он показал нам Своим примером, как в этой маленькой, земной жизни мы можем возвыситься до небесной любви.

Давайте теперь обратимся к Евангелию и вспомним конкретные примеры: какие люди окружали Христа? И как Он к ним относился?

Куда бы Христос не входил, в любой город или селение, вокруг Него сразу собирались все грешники, жившие в этой местности. Конечно, к нему приходили и добродетельные люди, но посмотрите, на чем делает акцент евангелист Лука: «Приближались к Нему все мытари и грешники слушать Его». Кого Евангелие именует грешниками? Если бы имелись в виду просто люди, подверженные некоторым страстям и немощам, то евангелист не употребил бы такое слово.

Грешниками здесь названы те, чья порочная жизнь была явной для всех; то есть люди, погруженные в тягчайшие грехи, преступники, поправшие все человеческие законы. Можно сказать, что ко Христу стекались воры, прелюбодеи, вымогатели, пьяницы, может быть, даже и убийцы. И обратите внимание на еще одно слово, которое употребляет евангелист Лука: все грешники – все до единого, в каждом селении, в которое приходил Спаситель! Представьте себе, как это выглядело со стороны: приходит в город некий человек и вокруг него тут же собираются все самые опустившиеся люди, весь, так сказать, преступный элемент.

Не двое или трое, а все, какие есть в селении, – может быть, несколько десятков человек, – вдруг сходятся одном месте. И в центре этого жуткого сборища – Христос. Вероятно, находясь рядом с Господом, все эти грешники старались вести себя прилично, со всем возможным для них благоговением. Но всё же они не могли в один миг совершенно перемениться. Худые навыки, порочное прошлое, несомненно, выражались в их поведении, в их речах и жестах, хотя бы и невольно. Праведные иудеи, смотревшие на это со стороны, и удивлялись, и ужасались: «Зачем Этот Человек ест и пьет с мытарями и грешниками?!»

Задумаемся теперь: какое отношение это имеет к нашей жизни? В Церковь тоже приходят самые разные люди. Приходят сюда и те, кто ранее вел чрезвычайно рассеянную жизнь, и те, кто получил плохое воспитание, и те, у кого совесть отягощена многими грехами. Вот, эти люди услышали зов Христа и пришли в святой храм, собрались вокруг своего возлюбленного Господа. Но могут ли они в один миг полностью измениться?

Некоторое время, – может быть, год, может быть, несколько лет, а может, по попущению Божию, и до конца дней своих, – они будут нести на себе отпечаток прежней страстной жизни. Кто-то грубоват в обращении, кто-то кажется распущенным, кто-то чрезвычайно упрям. Замечая это, мы не должны соблазняться и говорить: «Да что же это? Как такой человек оказался в Церкви? Что он тут делает?». На самом деле, человек может иметь не до конца изжитые пороки и при этом вести серьезную духовную жизнь: искренне каяться, усердно подвизаться, молиться.

Вспомним теперь, как относился Спаситель к закоренелым грешникам, которые приходили к Нему. Иудеи открыто презирали этих людей, брезговали общаться с ними и не хотели даже просто находиться рядом. Но Спаситель наоборот особенно радовался грешникам. Он возлежал вместе с ними за трапезой, охотно слушал их и говорил с ними, как с лучшими друзьями. Фарисеи, глядя на всё это, так и называли Его: «друг мытарям и грешникам». Было ли Господу неприятно поведение бывших разбойников и блудниц? Его любовь покрывала всё.

По выражению святителя Иоанна Златоуста, как врач, принимающий больных, должен терпеть их гнилой запах, так и Христос, общаясь с грешниками, с полным спокойствием переносил запах греха, исходивший от них. Он видел в этих людях главное – их покаяние, искреннюю любовь к Нему, желание исправиться.

Так и мы, когда встречаемся с человеком, например, грубым или невоспитанным, не будем обращать никакого внимания на его поведение, будем с ним приветливы и ласковы. И тогда постепенно с наших глаз как будто спадет пелена: мы увидим то, что в этом человеке истинно, – его душу, поврежденную грехом, но живую, образ Божий, запятнанный страстями, но не истребленный.

Интересный пример милостивого, ласкового обращения с ближними есть в жизнеописании праведного Иоанна Кронштадтского:
«Некто, совсем сбившийся с пути, окончательно расстроивший свое здоровье пьянством, проходя по Петербургу мимо вокзала, заметил толпу, устремившуюся к подходящему поезду… “Сейчас должен приехать отец Иоанн Кронштадтский!” – говорили в толпе. Из любопытства пошел посмотреть на известного священника и этот опустившийся человек.

Батюшка, несмотря на окружающее кольцо встречающих, обращает внимание на подошедшего, дерзновенно осеняет его крестом и ласково говорит ему: “Да благословит тебя Господь и да поможет Он тебе направиться на добрый путь, друг мой. Видно, много ты страдаешь!”
От таких вдохновенных слов великого пастыря благодатная сила, как электрическая искра, проходит по всему существу несчастного. Отошедши в сторону, он почувствовал, что сердце его полно умиления и расположения к отцу Иоанну.

“И в самом деле, – невольно вспыхнула у него мысль, – как мне трудно жить, до какой низости я дошел, сделался хуже скота. Неужели можно подняться? Как было бы хорошо! Отец Иоанн мне этого пожелал, и какой он добрый, пожалел меня, непременно поеду к нему!” И затем едет в Кронштадт, исповедуется, причащается Святых Таин и с Божией помощью постепенно нравственно восстанавливается».
Всякий раз, когда мы понуждаем себя к проявлению евангельской любви, приходит божественная благодать, которую чувствуем и мы, и тот человек, с которым мы общаемся.

Рассмотрим другой пример из Евангелия: кто еще находился рядом со Спасителем? Евангелист Матфей повествует: «И прошел о Нем слух по всей Сирии; и приводили к Нему всех немощных, одержимых различными болезнями и припадками, и бесноватых, и лунатиков, и расслабленных, и Он исцелял их». Иначе говоря, возле Господа собирались все ущербные, больные люди. И можно сказать, что это тоже была искусительная ситуация для Него. Ведь такие люди обычно причиняют много неудобств.

Христос должен был ради них останавливаться на пути, уделять им Свое время, смотреть на их раны, слушать их крики и стоны, терпеть их прикосновения. Нередко люди, недугующие телом, болеют и душой. И Спасителю, наверно, приходилось при общении с больными людьми сталкиваться с проявлениями эгоизма или уныния. Всё это было нелегко, и у тех, кто шел вместе с Господом, эти несчастные люди иногда вызывали раздражение. Например, когда слепой, сидевший у дороги, кричал: «Сыне Давидов, помилуй меня!», то шедшие за Спасителем «заставляли его молчать», может быть, потеряв терпение от этого нескончаемого натиска больных.

Вокруг нас тоже немало людей, которые страждут различными недугами и постоянно утесняют нас. Но вспомним только один пример, как относился Спаситель к недужным людям. Однажды к Нему подошел человек, больной проказой, и, кланяясь, сказал Ему: «Господи! Если хочешь, можешь меня очистить». И Спаситель, глядя на этого несчастного, не думал о том, как безобразны его раны, а только чувствовал его боль, невыносимое страдание человека, снедаемого проказой. И движимый жалостью, Христос немедленно простер руку, «коснулся его и сказал: хочу, очистись».

И мы можем подражать Спасителю в этом добром порыве – помочь страждущему человеку. Вот, например, кто-то очень медленно выполняет свою работу. Какой прекрасный повод для нас проявить сострадание и любовь! И наша любовь может выразиться не только в какой-то вещественной помощи, но и в ласковой улыбке, ободряющем слове. У святого Исаака Сирина есть замечательные слова:
«Если даешь что нуждающемуся, то пусть веселость лица твоего предваряет даяние твое и добрым словом утешь его. Когда сделаешь это, тогда твоя ласковость будет в уме его дороже самого превосходного даяния твоего».

И вот какую важную вещь нам нужно запомнить. Куда бы мы ни пришли, где бы мы ни жили, где бы ни трудились – там обязательно окажется человек, который будет нас чем-то утеснять – своими болезнями, привычками, немощами, странным поведением. И как нам сохранить мир в своей душе? Как всегда пребывать в радости? Запомним: у нас не должно быть даже и помысла, чтобы уйти от ближних или попытаться изменить их характер. Единственный выход для нас – это воспринять подвиг долготерпения. И тогда радость войдет в наше сердце, потому что истинное долготерпение всегда соединено с радостью.

Авва Исайя советует нам:

«Восприими подвиг стяжать долготерпение; и любовь уврачует печаль».

А старец Емилиан объясняет его совет:

«Человек, который не терпит ближнего, впадает в печаль. Он становится замкнутым вследствие своего эгоизма,… потому что ничем не хочет поделиться с ближним. Но вот что говорит авва Исайя: восприими подвиг стяжать долготерпение. То есть, подвизайся приобрести большое сердце, чтобы тебе принять всех. Тогда твоя любовь исцелит всякую твою печаль».

В жизнеописании афонского старца Харалампия есть интересный пример поистине христианского терпения. Однажды отцу Харалампию было дано послушание ухаживать за болящим старичком, который страдал сильным расстройством желудка и часто даже не успевал дойти до туалета. Сначала это нелегкое послушание вызвало у отца Харалампия помыслы ропота и недовольства. Но что было дальше? Вот как рассказывает сам старец:

«С огромным усилием мне удалось подавить эти помыслы. Я говорил себе: “Будь осторожен, Харалампий, ты служишь Христу. Пренебрегая этим старичком, ты пренебрегаешь Христом. Взывай к Богу всю ночь, дабы он помиловал тебя. И ты услышишь говорящий тебе голос: «Блаженни милостивии: яко тии помиловани будут»; и еще: «Понеже сотвористе сие одному из сих братий Моих меньших, Мне сотвористе». Будь внимателен, ты сдаешь экзамен, смотри, как бы тебе не провалиться”. После этого я стал с усердием выполнять новое послушание.

Каждый день мне приходилось перестирывать целую гору пижам и многократно обмывать самого старичка. По-человечески я, конечно, испытывал некоторую брезгливость. Два дня от невыносимого запаха мне приходилось постоянно зажимать нос. Однако вскоре моя молитва усилилась, и я стал испытывать такую радость, буквально переполнявшую меня всего, что действительно начал чувствовать, что служу моему Господу. Вершиной этих состояний было следующее чудо: тогда как в начале от зловония мне приходилось зажимать нос, теперь я неожиданно стал чувствовать благоухание, похожее на благоухание святых мощей, но еще более сильное».

Когда мы постоянно понуждаем себя к подвигу ради ближнего, с нами тоже начинают происходить чудеса. Люди, которые прежде вызывали у нас неприятие, раздражение, становятся нам дороги, как родные. Мы открываем в своем сердце такие изобильные источники любви, о которых даже не подозревали! Ведь, как говорит святитель Иоанн Златоуст, «мы по самой природе нашей имеем наклонность к милосердию». Каждый из нас по естеству способен к сочувствию, снисхождению; каждому Господь вложил в сердце семя евангельской любви, и из него может вырасти дивное плодоносное древо.

Но вернемся к Евангелию. Теперь мне хотелось бы рассмотреть: какими людьми Господь Сам окружил Себя, кого Он особенно к Себе приблизил? Казалось бы, как Богочеловек Он был достоин самого блистательного окружения, и рядом с Ним должны были находиться люди, украшенные премудростью и совершенные в добродетели.

Но Он Сам избрал Себе в ученики людей простых, не образованных, или, как говорили в то время, не книжных, таких, о которых фарисеи пренебрежительно отзывались: «Этот народ невежда в законе, проклят он». От своей простоты апостол Петр, например, говорил всё, что только ни приходило ему на ум, нисколько не задумываясь. Апостолы не были и вполне бесстрастными людьми, в них проявлялись различные немощи.

Например, апостолы Иаков и Иоанн поддавались гневу и мстительности: они предлагали Спасителю низвести с неба огонь на самарийское селение, где их не приняли. Были они подвержены и тщеславию, потому что желали занять лучшие места возле Господа в Его Царствии. А еще один ученик Христа, праведный Никодим, проявил трусость: он не решился открыто прийти к Спасителю, но, боясь фарисеев, пришел ночью. То есть на первый взгляд, ученики Господа были самыми обыкновенными, немощными людьми.

И рядом с нами Господь всегда поставляет людей, которые кажутся нам обыкновенными, немощными. Нам хотелось бы, чтобы в нашем ближайшем окружении были самые мудрые, самые талантливые и при этом самые кроткие и самые смиренные люди. Но вот Господь Своим собственным примером научает нас не искать таких людей, а любить тех, кто с нами рядом.

Старец Емилиан говорит:

«Тот, кто жалуется на людей, окружающих его, страдает по собственной вине, потому что он не понял: те, кто находятся рядом с ним – это именно то, что ему нужно. Сомнительным было бы его спасение, если бы ближние не были именно такими, какие они есть».

Что особенно привлекает нас в том, как относился Господь к Своим ученикам, этим простым и немощным людям? Его уважение к ним. Пусть апостол Иаков слишком горяч – но Спаситель удостаивает его видеть Свое преображение. Пусть апостол Петр говорит необдуманные вещи – но Ему Спаситель обещает дать ключи от Царства Небесного. Пусть Никодим боязлив – но все же Христос открывает ему возвышенные тайны.

Какой бы человек ни находился рядом с нами – малообразованный, гневливый, теплохладный, тщеславный – пусть для нас будет непреложным законом уважение и почтение к нему. Вот человек некультурно ведет себя за столом: толкает нас в бок, когда хочет что-то спросить, или тянет руку через весь стол, попадая рукавом в нашу тарелку, – а мы не позволяем своему сердцу отзываться раздражением. Вот он на наших глазах совершает плохой поступок, поддается страсти – а мы понуждаем себя к снисхождению и состраданию. И эти маленькие ежедневные подвиги – это и есть подлинная жизнь во Христе.

Святитель Игнатий пишет:«Воздай почтение ближнему, не различая возраста, пола, сословия, воспитания – и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь». И в свете этой любви мы увидим, что нас окружают не простые и немощные люди, а избранники Христовы.

Старец Паисий Святогорец приводит интересный пример: что может таиться за наружной простотой человека. В Иордании был один очень простой священник, который читал молитвы над больными людьми и животными, и те становились здоровы. Перед служением Божественной литургии он выпивал что-нибудь горячее с сухариком и после этого целый день ничего не вкушал. Слух о том, что он ест перед божественной литургией, дошел до Патриарха, и тот вызвал его к себе. Не зная, зачем его вызвали, священник пришел в Патриархию и вместе с другими посетителями ожидал вызова в приемной.

На улице стояла жара, окна были закрыты ставнями, и сквозь щель в приемную пробивался солнечный луч. Приняв луч за натянутую веревку, обливавшийся пóтом священник снял с себя рясу и повесил ее на луч. Увидев это, люди, сидевшие в приемной вместе с ним, были потрясены. Кто-то из них пошел к Патриарху и рассказал ему о таком чуде. Патриарх позвал его в кабинет и начал беседовать, расспрашивать о его служении, о том, как он готовится к литургии.

«Да как, — отвечает ему священник, — сперва вычитываю утреню, потом совершаю поклоны, потом готовлю чай, кушаю что-нибудь легкое и иду служить». – «Зачем же ты ешь перед литургией?» — спрашивает Патриарх. «Если, — отвечает тот, — я немножко перекушу перед литургией, то после потребления Святых Даров Христос оказывается сверху. А вот если я ем после Божественной литургии, то Христос оказывается снизу». Оказывается, он завтракал перед литургией с добрым помыслом!.. «Нет, — говорит ему Патриарх, — это неправильно. Сперва потребляй Святые Дары, а после – немного ешь». Священник положил Патриарху поклон и со смирением принял сказанное».

Этот человек по невежеству совершал серьезную ошибку, но Господь, взирая на его внутренние побуждения, даровал ему великую благодать. И потому не будем спешить судить. Каждый человек – это целый мир, особенный, по-своему устроенный, и тот, кто нам кажется немощным, может пред Богом быть праведником.

Вспомним теперь еще несколько примеров из жизни Господа. До сих пор мы рассматривали такие случаи, когда люди любили Спасителя или, по крайней мере, были к Нему расположены. Мы тоже без большого труда прощаем немощи и недостатки тем людям, которые к нам хорошо относятся. И часто бывает так: когда мы давно живем в каком-либо сообществе, и у нас складываются теплые, доброжелательные отношения с окружающими, тогда нам кажется, что мы уже стяжали евангельскую любовь.

Но есть одно простое средство узнать, истинно ли мы любим. Подумаем: когда ближние обижают нас, насмехаются, не понимают – то сохраняется ли в нашей душе мирное, доброе чувство к ним? И если мы хотим стяжать Христа в своем сердце, то нам нужно научиться и тому, чтобы не осуждать «проклинающих и обижающих» нас. Вот как пишет об этом старец Емилиан:

«Если ты хочешь поистине ощутить Бога, то ты должен научиться радоваться и сочувствовать и тому, кто тебя оскорбляет, и тому, кто тебя проклинает, и тому, кто тебя отталкивает, кто тебя не понимает, кто с тобой ужасно разговаривает, кто тебя поносит, кто называет белое – черным, а равнину – горой, кто всё относящееся до тебя толкует в совершенно противоположном смысле».

Посмотрите, это очень важно! Наш душевный мир, наша любовь к Богу не должны зависеть от того, как обращается с нами ближний. Ближний всегда будет делать что-нибудь не так, всегда будет врываться в нашу жизнь и сотрясать, и сокрушать ее. И если мы не стяжем в своем сердце любовь, ничем непоколебимую, то мы никогда не будем иметь покоя. Заметьте еще вот что: как мы относимся к ближним, так мы относимся и к Богу. Если мы открыты для ближних, то мы открыты и для Бога. Он близок нам, и мы чувствуем Его близость и в молитве, и во всей нашей обычной повседневной жизни.

Господь Своей жизнью показал нам, как мы можем стяжать внутреннюю свободу и евангельскую любовь. Он Сам пережил всё, что переживает на земле человек, – нет такой обиды и такого оскорбления, которого бы Ему не пришлось претерпеть. И Господь доказал, что никакое зло не может превозмочь истинную любовь. Думаю, у каждой из нас был такой опыт: кто-то нанес нам обиду, мы в смятении и беспокойстве, не знаем как себя вести, как относиться к обидчику, но вот открываем Евангелие, прочитываем одну главу – и с удивлением обнаруживаем, что Господь тоже был в такой ситуации и показал нам, что мы должны делать!

Вспомним, например, как Христос претерпевал оскорбления и насмешки. Однажды Он пришел в дом Иаира, начальника синагоги, у которого умерла единственная дочь. «Все плакали и рыдали о ней». Исполнившись сочувствия к скорбящим людям и желая немедленно утешить их, Господь сказал: «Не плачьте; она не умерла, но спит». Какой же последовал ответ? «И смеялись над Ним». По-славянски сказано более точно: «И ругахуся Ему», – то есть речь идет не просто о смехе, но о грубых насмешках. Вероятно, Спасителю говорили оскорбительные слова, бранили Его, называли безумным.

И нам трудно бывает перенести поношение, а в особенности это горько, если нас обижают те, к кому мы расположены и кому стараемся делать добро. Например, мы желаем помочь человеку выполнить трудную работу, предлагаем разные решения – а в ответ слышим насмешку. Или мы просим прощения после размолвки, в которой даже не мы виноваты, – а нас встречают ироническим замечанием. Это причиняет нам боль, и кажется, что невозможно не осудить.

Но вспомним: как Спаситель реагировал на насмешки? Когда домашние Иаира начали смеяться над Ним, Он только еще более преисполнился жалости к ним, понимая, что в их оскорбительном смехе выражается сердечная боль, горе от потери любимого чада.

И мы должны понимать: злая насмешка в любом случае показывает, что человек страдает. Уста всегда «глаголют от избытка сердца», и тот, кто поговорил с нами невежливо, – открыл свою боль, свою горечь. Что-то происходит в его сердце. Может быть, он терпит внутреннюю брань, или кто-то его обидел. И мы должны пожалеть его, а не отворачиваться с негодованием.

Христос не оскорбился на тех, которые «ругались Ему» и не ушел тотчас из этого дома, а поспешил утешить этих людей и воскресил отроковицу. Так и мы, когда слышим насмешку, постараемся утешить человека, который перед нами обнаружил свою внутреннюю рану, – утешить кротким обращением, заботливостью, добротой. А иногда достаточно просто никак не показывать, что мы заметили его насмешливый тон, то есть продолжать общение так, будто ничего не произошло.

Часто насмешливый человек и сам видит, что ведет себя нехорошо, но просто он никак не может удержаться. И для него бывает немалым утешением то, что на него не обижаются, а с любовью терпят. Вот что еще интересно: когда мы проявляем такое терпение к человеку – он обязательно со временем замечает это, и его сердце откликается ответным добрым чувством.

Вспомним и другой пример из Евангелия – как Спаситель терпел недоверие от ближних. Особенно удивительно, что эту обиду нанесли Ему не посторонние люди, но очень близкие, те, с которыми Он общался с самого детства, – то есть Его братья. Как же это произошло? «Иисус ходил по Галилее, ибо по Иудее не хотел ходить, потому что Иудеи искали убить Его». Но вот «приближался праздник Иудейский – поставление кущей». И братья Спасителя начали настаивать, чтобы Он все-таки отправился в Иудею и показал Свою силу.

Почему они этого требовали? Потому что «не веровали в Него». С дерзостью говорили они Спасителю: «Почему Ты остаешься в Галилее? Ведь Ты творишь такие великие дела – разве Ты не хочешь, чтобы все узнали о Тебе? Никто не делает чего-либо втайне, и ищет сам быть известным. Если Ты Пророк, то яви Себя миру, иди в Иудею. Чего Ты боишься?». Эти слова были крайне оскорбительны: братья не только не верили Господу, но еще и обвиняли Его в трусости и тщеславии.

Недоверие, несправедливое обвинение – одна из самых тяжелых обид. Мы знаем это на собственном опыте. В таких случаях мы сразу обижаемся и, может быть, даже отвечаем немирно.

А как ответил Спаситель на обвинения братьев? Он кротко объяснил им, почему не желает идти в Иудею: «Мое время еще не настало». Он ответил братьям и на другое их смущение – о том, будто бы Он ищет мирской славы. «Я не стараюсь угодить этому миру, наоборот, Я свидетельствую о нем, что дела его злы, и за это мир Меня ненавидит. Вы видите, Я не ищу славы», – вот и все, что сказал Господь.

Он не укорял братьев в ответ, не пытался оправдаться и доказать, что Он – действительно Тот Самый долгожданный Мессия. Он понимал, что их рассудок еще немощен и сейчас они просто не могут вместить этой великой и страшной тайны. Он просто ответил им на конкретные вопросы, без всякого гнева, спокойно, применяясь к их рассуждению.

В самом деле, ближний не обязан быть мудрым и прозорливым, не обязан понимать нас. У него свой склад ума, свои внутренние проблемы и искушения, свои печали и слабости. Поэтому позволим ближнему думать о нас так, как он хочет, и говорить с нами так, как он чувствует. Нам нужно просто перетерпеть это, отсекая помыслы обиды и осуждения. И тогда мы приобретем гораздо больше, чем если бы мы с яростью отстаивали свое достоинство, – мы приобретем душевный мир.

Вновь и вновь мне хочется призвать вас: давайте будем любить друг друга, не предъявляя никаких условий, никаких требований. Иначе говоря, будем ежеминутно понуждать себя к смирению, снисхождению и терпению. Если мы не станем этого делать, то в нашем сердце непрестанно будут воздвигаться брани, наполняющие нашу жизнь бессмысленной, бесполезной скорбью. А если же мы согласимся принимать каждого человека, как он есть, то мы никогда не потеряем мира, радости, любви.

У старца Емилиана есть прекрасные слова:

«Когда ближний открывает уста, то знай, что он будет говорить с тобой не так, как подобает с тобой говорить, но соответственно тому, что у него в сердце. Если он человек из деревни, невоспитанный, необрезанный сердцем, то так он и будет с тобой говорить. Тебе нужно принимать людей такими, какие они есть. Если ты хочешь, чтобы немедленно, сейчас поменялся их разум, их жизнь, их взгляды, их сердца, их отношение к тебе, то ничего у тебя не выйдет».

«Вот послушай, что говорит авва Исаия: “Если ты не сможешь снести слова ближнего твоего и отомстишь ему, то брани воздвигнутся в сердце твоем, болезнь сердцу твоему доставляя”». «Итак, если я не терплю ближнего, то мое сердце ожесточается и болит, и я теряю душевную стойкость Если же мне удастся полюбить его и принять, таким, какой он есть, тогда у меня появится мир».

Добавим еще, что Христос, несмотря на нанесенную Ему обиду, не отстранился от Своих братьев, не перестал общаться с ними и учить их. И впоследствии двое из них, апостолы Иуда и Иаков, стали Его ревностными последователями и приняли за Него мученический венец. Когда мы смиряемся перед ближними, это скорее располагает их сердца к нам, чем если мы изо всех сил добиваемся, чтобы нас уважали.

В Своей земной жизни Спаситель претерпел и еще одно, более горькое искушение – непонимание от самых близких людей, от Своих учеников. Когда Его оскорбляли братья по плоти, это, может быть, еще не было так больно, как обида от тех людей, которые казались Его братьями по духу, которым Он открывал самые сокровенные, великие тайны! Вот как это было.

Спаситель пришел в Иерусалим, и вокруг Него, как обычно собрался народ. Это были люди, которые уже знали Его и, казалось, искренне любили. Они с наслаждением слушали Его поучения и говорили о Нем: «Это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мир». И вот Христос решился поведать им самые возвышенные истины. Он начал говорить о бесконечной милости Божией к человеческому роду; Он обещал, что напитает их Своей животворящей Плотью, и что в жилах их потечет Его Божественная Кровь, и всякий, кто только пожелает, обретет через это вечную жизнь.

Но что же Он услышал в ответ? Одни с ропотом говорили: «Да что это Он говорит? Какой Он Сын Божий?! Не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем? Как же говорит Он: Я сшел с небес?». Другие спорили между собою: «Как Он может дать нам есть Плоть Свою?». А «многие из учеников Его», слушая Его откровения, говорили: «Какие странные слова! Кто может это слушать?».

Только что эти же самые ученики смотрели на Спасителя с таким благоговением, ловили каждое Его слово – казалось, они всё понимают! И вот лица их помрачнели, они прячут глаза и отходят один за другим. Евангелие говорит, что именно с этого времени – то есть после того, как Христос открыл Своим ученикам величайшие тайны – именно тогда многие отошли от Него и уже не ходили с Ним. Представьте, как это было больно!

Иногда и нам приходится терпеть подобную обиду. Чаще это бывает, конечно, с духовниками и наставниками. Как они желают отдать духовным чадам всю свою любовь, всё тепло души, как стараются раскрыть перед ними тайны духовной жизни! Но чада, поддавшиеся какой-либо страсти, порой не принимают этой любви и с упрямством отвечают: «Какие странные слова! Я не могу это слушать!»

С непониманием может столкнуться и любой человек. Например, нам захотелось кому-то помочь, и мы приглашаем к участию в этом добром деле того, кому доверяем, – а он отвечает отказом, да еще, может быть, подсмеивается над нами. Когда мы получаем такой неожиданный удар, то нам хочется укорить обидчиков: «Я думала, что они всё понимают! Я говорю, а они как будто не слышат!».

Вспомним, что сказал Христос, когда многие из учеников Его отошли вспять. Он обратился к двенадцати апостолам и спросил: «Не хотите ли и вы отойти?». Ни слова осуждения не произнес Он об ушедших, не попытался удержать оставшихся, но предоставил всем свободу. Спаситель говорил апостолам: «Они хотели уйти, что же, пусть будет так. И вы, Мои возлюбленные братья, тоже можете идти – если только хотите». Конечно, Христос не отвергал от Себя апостолов, но лишь показал, что Его любовь совершенно бескорыстна, что Он не принуждает их ни к чему.

И мы призваны стяжать в своем сердце любовь, которая не связывает ближнего, которая «никогда не перестает», хотя бы ближний ранил нас в самое сердце. Господь иногда попускает и в монастырях недоразумения и недопонимание, ради того, чтобы мы упражнялись в любви. Если бы таких недоразумений не было, то как мы могли бы преуспевать? Как мы стяжали бы дух Христов?

Мне очень нравится одно рассуждение у старца Емилиана:
«Одно из великих, можно сказать, уникальных благодеяний общежительного монастыря – это то, что множество людей живет вместе, так что каждый, имея свой собственный характер, может стать подводной скалой в твоей жизни. Один – оскорблением, другой – презрением, третий – отказом, а все они вместе не делают ничего другого, как готовят, совершенствуют тебя и открывают вход Святому Духу в твое сердце. Если таких людей нет, нечего и делать в общежитии…

Да, но вы мне скажете: “А если мой брат неправ? Неужели правильно, чтобы он делал со мной все, что хочет?”. Конечно, да! Это правильно и естественно, потому что человек поступает в соответствии со своим характером. Он ведет себя так, как вели себя его папа, мама, в соответствии со своими наследственными качествами, с жизнью, которой он до сих пор жил. Всё это падает на меня. То, что, собственно, могу я сделать, – это принять каждого как он есть, и особенно, когда он меня не понимает, когда идет против меня, – потому что это может сделать меня святым».

Христос указал нам этот путь – путь совершенного, полного и безоговорочного снисхождения к ближним.

Конечно, самый удивительный пример неосуждения мы видим в том, как Спаситель относился к Иуде Искариоту. Когда мы говорим об Иуде, нам прежде всего вспоминается его предательство. Но мне сейчас хотелось бы поговорить о другом. До того как совершить предательство, Иуда в течение трех лет был одним из самых близких учеников Спасителя и почти никогда не разлучался с Ним. Как прошли эти три года? Что пришлось пережить Христу?

Представьте, рядом с Ним, в ближайшем окружении постоянно находился человек, преданный страстям. Более всего Иуду борола страсть сребролюбия, а также, по словам некоторых толкователей, зависть. Вероятно, эти страсти не сразу проявились в Иуде. Поначалу он искренне и преданно любил Господа, готов был, как и прочие апостолы, отдать Ему всю свою жизнь. Но затем дьявол начал искушать Иуду и понемногу склонять его к предательству.

Спаситель, конечно, видел это постепенное падение, которое для других оставалось не примеченным. Он знал, что Иуда присваивает деньги, принадлежащие их маленькому братству, видел и то, как Иуда все более и более соглашается с помыслами о предательстве, которые влагает ему дьявол. Христос постоянно чувствовал дыхание греха и смерти, исходившее от Иуды. И можно представить, какую скорбь Он терпел, ведь это был один из двенадцати ближайших, любимых Его учеников!

Бывает, что и нам приходится тесно общаться с человеком, который относится к нам пристрастно. Каждый день мы сталкиваемся с проявлениями его неприязни. Что бы мы ему ни сказали, о чем бы ни попросили, в ответ всегда слышим недовольство, возражения, и может быть, даже грубость. И как правило, мы отгораживаемся от такого человека, стараемся не общаться с ним, а если общение неизбежно, то вооружаемся холодностью.

Но Христос показал нам иное. Осуждал ли Он Иуду, который так сильно поддавался страстям? Старался ли избавиться от него? Мы знаем, что нет. Христос до самого последнего момента оставлял Иуду среди Своих ближайших учеников. Предателю, будто верному, Он открывал самые сокровенные тайны. Он никогда не наказывал Иуду строгостью, но напротив всегда обращался с ним особенно мягко, бережно. Если других апостолов Он откровенно укорял, например, апостола Петра или братьев Иакова и Иоанна, то Иуду никогда не обличал прямо, понимая, что он этого не понесет и сразу отпадет от Своего Учителя.

Спаситель пытался возбудить в нем покаяние осторожными намеками. Святитель Иоанн Златоуст пишет, восхищаясь мудрым поведением Господа: «Смотри, как Он щадит предателя: Он не говорит прямо: “Этот предаст Меня”; но: “Один из вас” – для того, чтобы сокрытием его опять дать ему возможность раскаяться». Господь никогда не изменял кроткого, милостивого отношения к Иуде. Даже зная о том, что он уже продал его за тридцать сребреников, Христос омыл ему ноги – первому из всех учеников, по толкованию святителя Иоанна Златоуста.

Затем Господь удостоил его причаститься Своих Тела и Крови. И даже в самый момент предательства в Гефсиманском саду Спаситель встретил Иуду теплым, ласковым приветствием: «Друг, для чего ты пришел?». В этом обращении – друг – не было никакого скрытого смысла, никакой иронии, как иногда бывает у нас. Слово Господа всегда просто и искренне, оно не двоится. И когда Он говорил предателю: друг, – Он действительно так и чувствовал.

Для нас непостижима эта великая любовь, но все же по силам мы можем подражать Спасителю – в смирении, кротости, самоотречении по отношению к любому человеку, а в особенности по отношению к людям, которые открыто показывают неприязнь или даже ненависть к нам. Такие люди, как никто более, нуждаются в нашем сострадании и любви. И если мы говорим с ними холодно, то это значит, что в нас нет духа Христова. Христос никогда не относился к Иуде хуже, чем к прочим апостолам, и давал ему всё, что давал и другим, – так и мы каждому человеку должны отдавать всю свою любовь, без всякой меры.

Хороший пример приводит старец Емилиан:

«Я знаю, что ты меня ненавидишь. Однако сегодня я нужен тебе или тебя ко мне послали. Я должен вести себя так, будто не знаю о твоей ненависти, и даже если ты не можешь сдержаться и показываешь мне свое отношение», «то я в ответ не говорю с тобой плохо, но обхожусь с тобой по-доброму, сердечно». «И это не ложь, а любовь, которая показывает, что я соглашаюсь идти впереди». «Я поступаю благородно, подражая Господу».

Теперь мне хотелось бы еще раз охватить взглядом всех тех людей, которые окружали Господа, когда Он жил на земле. Рядом с Ним были люди испорченные, развращенные греховной жизнью; были люди ущербные и больные; Его ближайшие ученики проявляли различные немощи и страсти, а один из них стал предателем. Люди, окружавшие Христа, насмехались над Ним, не верили Ему, отвергали Его. А Господь служил им, терпел их, принимал от них всё. И что наконец сотворил Господь для всех этих людей? Что стало венцом Его неосуждения и любви? Распятие.

И для нас распятие должно стать главным критерием наших отношений с ближними. Об этом можно было бы провести отдельную беседу.

Что такое Распятие Господне?

Распятие – это жертвенность. Каждый день, общаясь с ближними, мы можем чем-то жертвовать ради них: своими привычками, своим удобством, своим мнением, своим достоинством. Всякий раз, когда мы отрекаемся от себя ради ближнего, наше сердце освобождается от страсти, которая не впускала Бога. И когда мы усвоим себе этот дух жертвенности, мы сможем никого не осуждать, любить каждого человека, каким бы он ни был.

Распятие показывает нам и высшую степень терпения. В книге старца Иосифа Исихаста описывается удивительный случай.

«Рассказывал мне один брат… (здесь старец прикровенно говорит о самом себе)… рассказывал мне один брат, что однажды была у него печаль из-за некоего брата, которому он советовал, а тот не слушался, и была большая печаль из-за него. И, молясь, пришел он в исступление. И видит Господа, на Кресте пригвожденного, всего окруженного светом. И, возведя главу, Христос обращается к нему и говорит: “Посмотри на Меня, сколько Я терпел ради тебя! А что ты терпишь?”

И с этим словом растворилась печаль, наполнился он радостью и миром, и, изливая ручьи слез, удивлялся, и удивляется снисхождению Господню».

Распятие – это образ прощения. Святитель Иоанн Златоуст пишет: «Ты подражаешь Богу, ты уподобляешься Богу, когда вместе с Ним прощаешь». Когда мы прощаем вместе со Христом? Тогда, когда страдаем без вины, несправедливо. Как это часто бывает и как трудно нам в таких случаях прощать! Но будем всегда говорить себе: «Господь тоже ни в чем не был виноват и однако взошел на крест и с креста простил всех нас, простил конкретно, лично меня».

И в этом мы найдем лекарство от всякой неприязни, от всякого осуждения. Пока мы живем на земле, для нас невозможно не огорчать и не огорчаться. И вот Господь даровал нам средство, чтобы мы могли жить на земле в мире и любви. Это средство – прощать вне всякой человеческой справедливости.

Наконец, мне хочется вспомнить еще один пример любви Спасителя к людям – то, что совершилось уже после Его славного воскресения. Господь, так много пострадавший от людей, уничиженный и распятый ими, вернулся к ним не с упреком, не с обличением. Как пишет один древний толкователь,

«Христос не устрашает их силой Своей, но появляется с пламенной Своей любовью. Он не смущает их Своей властью, а чтит их любовью брата и тепло приветствует: “Радуйтесь!”».

И если бы вы знали, как бы мне хотелось, как бы мне было радостно, если бы мы относились друг к другу с таким же крайним благоговением, с таким неудержимым желанием порадовать друг друга!

Прекрасно пишет об этом святитель Василий Великий:

«Спеши сказать слово утешения прежде всех прочих речей, являя любовь к ближнему. Находишься ли ты в монастыре и идешь к брату, супруг ли ты и идешь к своей жене, отец ты или мать и приближаешься к чаду, – спеши сказать слово утешения».

А старец Емилиан дополняет его слова:«То, что ты хочешь сказать человеку, говори после того, как вначале скажешь ему несколько слов, которые доставят ему передышку, радость, утешение. Сделай так, чтобы он сказал: я успокоился, обрадовался! Сделай так, чтобы ближний прыгал от радости, когда тебя встречает. Ведь у всех людей в жизни, домах, телах, душах есть какая-то боль, немощи, трудности. Каждый скрывает эту боль, но она есть. И потому при всякой встрече, прежде всего, одари человека улыбкой, кто бы он ни был… И тогда Бог, видя любовь и рай в твоем сердце, видя то, что ты всех в нем вместил, не может не взять в рай и тебя».

07.09.2009

Игуменья Домника
Настоятельница Ново-Тихвинского монастыря в Екатеринбурге.

Из блога Сенполии 
 

К ВОПРОСУ О ПОКАЯНИИ В ГРЕХАХ РУССКОГО НАРОДА.


Скачать статью в формате Word: pokayanie-v-grexax-rusnaroda.doc [130,5 Kb] (cкачиваний: 100)


Во Имя Отца, и Сына и Святаго Духа. Аминь.
            
«Дом, разделившийся в себе, падет» (Лк.11, 17; см. тж. Мк. 3, 25). Ради единства Православных попробуем вместе искать ответы на наболевшие вопросы. Давайте, учась «служить Господу со страхом» (Пс. 2, 11), «с трепетом совершать свое спасение» (Флп. 2, 12). Будем помнить, чтоесть «мудрость, нисходящая свыше», но есть и «земная, душевная, бесовская, ибо где зависть и сварливость, там неустройство и все худое» (Иак. 3, 15 - 4, 1).

alt
Некоторые убеждены, что все беды Руси оттого, что кто-то кается в грехе цареубийства. Но скажите на милость, разве Господь когда-либо наказывал за покаяние?

Когда говорят, что кто-то берет на себя чужой грех, не забывают ли слова Евангелия о том, что «не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с Неба» (Ин. 3, 27)?

Но будем объективны: вопрос есть - можно ли каяться в грехе цареубийства. Отложим эмоциональные оценки. Иначе они в равной степени будут приложимы к святым и авторитетам Церкви, к святому Иоанну Шанхайскому, Серафиму Роузу, Архиеп. Аверкию (Таушеву), Еп. Нектарию (Концевичу), к свт. Иоанну Снычеву, подписавшему призыв Священного Синода к покаянию в грехе цареубийства вместе со всеми членами Синода: Патриархом Алексием, Блаженнейшим Митрополитом Владимиром, тогдашним Митрополитом Кириллом и прочими. Таких посланий было два: в 1993 и в 1998 гг. Не спеша вчитаемся в выдержки из этих официальных Посланий Священного Синода Русской Православной Церкви:

«Грех цареубийства, происшедшего при равнодушии граждан России, народом нашим не раскаян. Будучи преступлением и Божеского и человеческого закона, этот грех лежит тягчайшим грузом на душе народа, на его нравственном самосознании.

И сегодня мы, от лица всей Церкви, от лица всех ее чад  усопших и ныне живущих – приносим перед Богом и людьми покаяние за этот грех. Прости нас, Господи!

Мы призываем к покаянию весь наш народ, всех чад его, независимо от их политических воззрений и взглядов на историю, независимо от их этнического происхождения, религиозной принадлежности, от их отношения к идее монархии и к личности последнего Российского Императора… Покаяние в грехе, совершенном  нашими предками, должно стать для нас еще одним знамением единства».

(Послание Патриарха Московского и Всея Руси  Алексия II и Священного Синода РПЦ к 75-летию убиения Императора Николая II и Его Семьи, обнародовано 18 июля 1993 г., опубликовано в «Журнале Московской Патриархии» №6 за 1993 г. и в православных и светских газетах «Известия», «Московские новости», «Московский комсомолец», некоторыми Владыками было зачитано с амвона, читалось в храмах).

«Убийство Царской Семьи – тяжелое бремя на народной совести, которая хранит сознание того, что многие наши предки, посредством прямого участия, одобрения или безгласного попустительства, в этом грехе повинны. Покаяние же в нем должно стать знамением единства наших людей, которое достигается путем не безразличного соглашательства, но вдумчивого осмысления произошедшего со страной и народом…

Пусть воспоминания о содеянном преступлении подвигнут нас совершить в этот день всеобщее покаяние в грехе вероотступничества и цареубийства, сопровождаемое постом и воздержанием, чтобы Господь услышал наши молитвы и благословил Отечество наше миром и процветанием». (Послание Патриарха Московского и Всея Руси  Алексия II  и Священного Синода РПЦ, «Журнал Московской Патриархии» №7, «Московский Церковный Вестник» № 11 за 1998 г., официальный сайт ВЦС за 9.06.1998 г.).
  
Важно видеть существенное различие между криминальным актом убийства и цареубийством как грехом. В Послании Св. Синода 1998 г. (см. выше) ясно определяются  разные степени греха, «безгласное попустительство» части народа и цареубийство как грех общийПриснопамятный Митрополит Иоанн (Снычев) разъяснял: «Собственно, цареубийство в духовном понимании есть бунт против Бога, вызов Его Промыслу, богоборческий порыв сатанинских, темных сил… Вольно или невольно, сознательно или несознательно весь народсоучаствует в цареубийстве хотя бы тем, что попускает его, не стремясь загладить страшный грех богоотвержения покаянием и исправлением».

Мне кажется, что в приведенной цитате Послания Св. Синода о безгласном попустительстве и в этой фразе и есть ключ к решению нашего с Вами вопроса. Послушайте еще раз: «весь народ соучаствует в цареубийстве хотя бы тем, что попускает его». То есть совершенно очевидно, что попущение цареубийства – это мера греха, свойственная большинству народа, мера соучастия в грехе. Но сам грех при этом не перестает называться «цареубийство».  

 Серафим Роуз объяснял: «Конечно,  цареубийство  не  является  единственным  грехом, лежащим на совести русских людей. Оно является как бы символом России, отпавшей от Христа и истинного Православия…». По словам Архиеп. Серафима (Соболева), это «верх или плод тех разновидных религиозно-нравственных тяжких преступлений, которые совершались русскими людьми на протяжении многих и многих лет».  

Позволю себе аналогию. Современная девочка 14 лет делает аборт. В «Клинике, дружественной к молодежи», которые сейчас на каждом углу, ей сказали, что она молодец, что пришла вовремя. Ее подвигли к этому секспросвет, реклама жизни в свое удовольствие, угрозы родных, нищета. Она совершила это по неведению. Убивали ее ребенка, принося жертву сатане, чужие, незнакомые ей люди. Она лишь попустила им это сделать. И не имеет никакого значения, сама ли она приняла решение, желая избежать тягот и забот, или ее принудили, уговорили другие. Все они – соучастники (тоже наказуемые) ее преступления, а она – преступник перед Богом, так как, если бы не согласилась, то они не смогли бы совершить этого злодеяния. С этих пор она носит смерть в своем чреве. И жизнь ее не изменится, пока она не покается в том, что она – убийцасвоего ребенка. Так и с русским народом.

Апостолы Петр и Иоанн говорили народу в храме: «…вы от Святого и Праведного отреклись и просили даровать вам человека убийцу, аНачальника жизни убили…  Впрочем я знаю, братия, что вы, как и начальники ваши, сделали это по неведению… Итак покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши, да придут времена отрады от лица Господа…» (Деян. 3, 13-20). Убили не римские легионеры, распинавшие Его, бросавшие жребий о Его хитоне и прободавшие Его животочные ребра. Убили те, за кого Он проливал кровавый пот в Гефсимании, кто кричал: «Кровь Его на нас и на детях наших!», кто надругался над висящим на Кресте своим Создателем…

Разве весь еврейский народ до одного стоял на площади и кричал: «Распни Его»? (Мк. 15, 9-13). Нет, лишь какая-то малая часть, возбужденная слепыми вождями, могла поместиться в узких улочках у Претории. Остальные по неведению молчали. Симон Киринеянин, идя с поля (т.е. от житейских попечений) сподобился помочь нести спасительное Древо Креста. Были и такие, кто на расстоянии чувствовал трагедию богоубийства, как это описано в житии Св. Нины. Но все это не снимает вины с Израиля как целого. Апостолы призывали весь еврейский народ покаяться, говоря, что они «Начальника жизни убили». Значит, каяться должны были именно в убийстве, хоть и по неведению, а не в предательстве и попущении убийства. Каяться в убийстве Бога в своей душе прежде всего и, уверовав, креститься в Него, обретать жизнь в Нем.

Так и нашему народу нужно каяться в убийстве Царя своего в собственной душе и в душах своих детей, и, возрождаясь в нерушимой ограде Церкви Спасителя, каждому и всем миром молить о ниспослании Царя Православного.

Некоторые настойчиво повторяют: «я Царя не убивал». Да, он не стрелял в Царя. Но зададим себе риторический вопрос: почему тогда одну и ту же фразу: «я Царя не убивал» говорят и монархисты, и те, кто Царя, скажем мягко, не любит? Убивал ли Царя свт. Иоанн Снычев?

Для нас же с Вами важно, чтобы мы опирались на Священное Писание, согласное мнение святых и авторитетов Церкви и на здравый смысл.

Господь говорит нам: «всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5, 28). Каков его грех? – прелюбодеяние. И знаем также, что «Не любящий брата пребывает в смерти. Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей (1 Ин. 3, 10-15). То есть всякий, кто плохо говорил на Царя, плохо думал о нем, отпадал от жизни вечной.

Современные данные волновой генетики на своем уровне объясняют этот механизм. Недаром грех убийства и пролития крови хотя и прощается, но оставляет по себе неизгладимый отпечаток, не позволяющий крещеному или раскаянному убийце быть священнослужителем. Недаром угрожали проклятием и отлучением от Святой Троицы всякому, дерзнувшему нарушить Соборное постановление 1613 г., его составители. Недаром евреев должны крестить лишь после специального чина отречения от их родового греха богоубийства.

Спросим себя: уверен ли я, что никто из моих родственников, дававших до 1917 г. присягу на верность Дому Романовых и не освобожденных от нее после свержения Царя, никто из тех, в ком текла их кровь, не похулил Царскую власть ни словом, ни помышлением?

Именно поэтому и написано в «Чине Соборного Покаяния в грехах русского народа», единственном, имеющем благословение Патриарха Алексия:

«Господи, помилуй нас, ныне живущих, хотя и не проливших крови Помазанника Твоего, но участвовавших в его духовном убиении злобным и богохульным словом, исходящим от безбожной и сатанинской власти.

Господи, помилуй нас, веривших кощунственным наветам и злобной клевете, прости нас, слепо повторявших слова безумной ненависти и тем являвшихся соучастницами  в грехе цареубийства

Господи, помилуй нас, и доселе не уразумевших, что на русский народ пал гнев Божий, пало Соборное проклятие за отпадение от веры Православной, за клятвопреступление, за отречение, предательство и убиение своего Царя, Помазанника Божия».
(Цит. по: Молитвослов. Минск, «Православная инициатива», 2003 г., с.151-190)

Такой подход основан на согласном мнении святых и авторитетов Церкви. Уже приводились цитаты Серафима Роуза, Митр. Иоанна (Снычева). Ученик прп. старца Нектария Оптинского Епископ Нектарий (Концевич) говорил: «Смертный грех цареубийства тяготеет над всем русским народом, а, следовательно, в той или иной степени над каждым из нас». В ответ на попытки некоторой части своей паствы оправдать себя Архиепископ Аверкий (Таушев) писал: «Слабое утешение для нас в том, что непосредственное убиение Царской Семьи совершено было не русскими руками… Хотя это и так, но весь русский народ повинен в этом ужасном безпримерном злодеянии, поскольку не противостал, не воспрепятствовал ему... Весь русский народ несет вину за этот тяжкий грех, совершившийся на русской земле».

altВот что писал в 1938 г. святой Иоанн Шанхайский: «Русский народ весь в целом совершил великие грехи, явившиеся причиной настоящих бедствий, а именно клятвопреступление (т.е. преступление на верность вере, Царю и Отечеству) и цареубийство… В грехе цареубийства повинны не одни лишь физические исполнители, а и весь народ».

В другом месте он говорит: „Убийство Императора Николая ІІ и его семьи является исключительным как по виновности в нем русского и других народов, так и по его последствиям... „Кровь Его на нас и на чадах наших” (Мф. 27:25). Не только на современном поколении, но и на новом, поскольку оно будет воспитано в сочувствии к преступлениям и настроениям, приведшим к цареубийству. Лишь полный духовный разрыв с ними, сознание их преступности и греховности и покаяние за себя и за своих предков освободят Русь от лежащего на ней греха”.

Итак, мы видим, что покаяние в грехе цареубийства основывается на Евангельском понимании греха, его вселенского значения, даже если он совершается в мыслях или на словах, на согласном мнении святого свт. Иоанна Шанхайского, Серафима Роуза, Архиеп. Аверкия (Таушева), ученика Оптинского старца Нектария Епископа Нектария (Концевича), Митрополита Иоанна (Снычева). Именно поэтому Священный Синод Русской Православной Церкви дважды официально призывал нас всех ради единства каяться «в грехе цареубийства, совершенном нашими предками».

Господь Бог ведает, почему люди, ополчившиеся против такого заповеданного нам покаяния, не обращают внимания, явно замалчивают очевидные факты. Ведь если они так хорошо знают литературу по этому вопросу, то не могли не встретить того, что приводилось выше.

Вернемся к вопросу о мере греха, ведь разные люди действительно согрешили в разной степени.

Даже в церковной среде было ликование или, по крайней мере, согласие со свержением Православной Монархии. Об этом свидетельствуют и многочисленные восторженные телеграммы от епархиальных собраний, и то, что в защиту Царя выступило лишь 6 из 385 действовавших на то время Архиереев, и то, как рушилась потом Церковь обновленцами.

Конечно, не виновен ни в чем протоиерей Иоанн (Кочуров), первый из новомучеников, которого убили после того, как он 8 (21) декабря 1917 г. вывел людей на Крестный ход в Царском Селе. Непричастны к страшным грехам народа и те, кто тогда последовал за ним.

А кто молчал? Кто молчал, хотя и не соглашался с происшедшим, кто никогда не похулил Православную Монархию ни словом, ни помышлением? Наверное, такие люди попустили убиение Царя. Их было немало, конечно. Особенно в Малороссии, чему есть яркие примеры.

Известен и случай, когда арестованного Царя пнул ногой в спину в храме Божием, во время молитвы, простой русский мужик. В Питере в Зимнем был лучший портрет Царя «в тужурке» работы Серова. Матросы выкололи ему глаза. Что бы они сделали, будь там сам Царь? Если  «всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца (1 Ин. 3, 10-15),  то кем были те, кто ненавидел своего Богом данного Царя, даже не протыкая штыками его портрет?

Известно, что не будь в Екатеринбурге охраны в момент привоза туда Царя и Святой Семьи, разагитированные русские выродки прямо там бы и совершили самосуд над ними. Но не это было нужно тем, кто замышлял именно ритуальное убийство.

Почитайте фамилии тех, кто охранял Царскую Семью перед расстрелом, тех отобранных убийцами людей. Там что, одни инородцы? Был среди них и Авдеев. И наша матушка Алипия Киевская тоже Авдеева. Народ действительно разделился. Вы прекрасно знаете, что почти все лучшие, не сбежавшие, но сражавшиеся за Веру и Отечество, были смертельно отравлены хулой на Монарха, Духом Святым помазанного на царство, почему и не дано было им победы…

Если объективно для каждого есть разная мера одного греха, то кто может полагать предел чьему-то покаянию? Как можно запрещать людям каяться, да еще и говорить, что все беды на Руси оттого, что каются не так, как кому-то хотелось бы? А если грех общий, народный, то почему называть его позволительно только самой нижней, самой неактивной ступенью молчаливого, «безгласного» попустительства?

Я отнюдь не настаиваю на формулировках. Многие люди усердно служат Богу, Царю и Отечеству, имеют разум творить Волю Божию, не вдаваясь в терминологию.

Если святой Иоанн Шанхайский назвал соборный народный грех цареубийством, то зачем мне искать другие слова, не лучше ли искать покаяния?

Ответьте, пожалуйста, на вопрос: как правильно любить? Ответ очевиден: просто любить. Так же и на вопрос: как правильно каяться? Ответом будет – каяться. Кто-то же тонко пытается внести постоянный источник раздора, стимулировать словесные распри вместо собственно покаяния. Но ведь не эти люди принимают у каждого из нас покаяние, не им принесем мы свое сердце на Страшном Суде.

Если любимый мною о. Николай (Гурьянов) не употреблял слово «цареубийство», то это отнюдь не говорит, что он запрещал каяться в грехе цареубийства. Возможно, на тот момент для людей важнее было простыми словами объяснить, в чем именно он заключается, ведь суть греха была уже выражена до него. И вообще, яростные нападки на саму идею покаяния в грехе цареубийства возникли уже после 2003 г., когда вышел первый Чин покаяния, так что о. Николаю не было нужды выступать арбитром.

Если вернуться к обоим приведенным Посланиям Св. Синода, то явно проступает яркая мысль: «Покаяние в грехе, совершенном  нашими предками, должно стать для нас еще одним знамением единства» (1993 г.). Освященный Собор и русский народ в 1613 г.  Духом Святым клятвенно утвердили Православное Самодержавие для мира и благоденствия нашего Отечества и для спасения наших душ.

Возможно, именно нежелание народного единения и, соответственно, деятельных плодов покаяния подвигает кого-то невидимого осознанно противиться покаянию в грехе цареубийства и накачивать других осуждением и негативными эмоциями. Именно эмоциями, то есть душевными движениями, которые на Страшном Суде могут оказаться мудростью земной, душевной, бесовской (см. Иак. 3, 15 - 4, 1). Такое наполнение тяжелее покаяния, и шарик не взлетает.

Я отнюдь не имею в виду тех, кто несет подобные листовки в массы. Мы же знаем, что целые институты над такими вещами работают. Их задача всегда одна – стравить, не дать покаяться и тем уничтожить. Да не будет!

Нам внушают: «люди берут чужой грех на себя». Задумаемся. Господь взял грехи мира на себя. Святой Царь Николай взял на себя грех клятвопреступления народа русского, грех его непослушания Воле Божией. Отец Владимир Шикин из Дивеево и многие старцы брали грехи других людей на себя. На такое способна лишь совершенная любовь. «Не может человек ничего принимать на себя, если не будет дано ему с Неба» (Ин. 3, 27).

Но когда я, грешная, совершенной любви не имеющая, каялась в грехах богоотступничества, клятвопреступления и цареубийства, я ничьих грехов на себя не брала, как никто из нас не берет и брать не может. Те, кто действительно брал на себя чужие грехи, осознанно просили об этом Бога, и им с Неба давалось.

Взять чужой грех на себя – значит сказать Господу: накажи меня за него. Мою кровь, мой пот взыщи. Так молился за Архиереев прп. Серафим. Мы так не просим. Наша душа вопиет к Богу: «Прости нас, Милосердный Господи, за то, что в нашем народе были все эти тяжкие преступления Твоего Закона». Мы отвергаем страшные грехи, копившиеся столетиями и приведшие к сегодняшней духовной разрухе. Наше покаяние имеет источником ощущение себя живой клеточкой народа.

Как и призывал нас Священный Синод в 1993 г.: «перед Богом и людьми» приносить покаяние в грехе цареубийства «от лица всех  усопших и ныне живущих» (Послание Св. Синода от 18.07.1993 г.). Простой пример. Мы каемся, что некоторые из нашего народа продавали военные или научные секреты. А разве мало из нас когда-то могло сказать: «повезло, в Америку уехал, там ученые зарабатывают»… Разве тот, кто это сказал или даже мысленно с этим согласился, не усугубил общий грех народа?

На Чине каются в полутора миллиардах абортов. И я каюсь: я ни разу не пошла в соседнюю «клинику, дружественную молодежи», хоть она в двух шагах от меня, не попыталась поговорить с той девочкой… Даже никогда не молилась за нее.

Да, в Святом Крещении прощаются грехи, но последствия безблагодатной жизни отцов автоматически не уходят (об этом хорошо пишет Игумен N). Последствия идолопоклонства предыдущих поколений, нами нераскаянного, продолжают действовать. Может быть поэтому и нужно вспоминать и раны Церковного раскола, и спиритизм.

Недавно смотрела документальные кадры о том, как мужик ломает Крест на крыше храма. Старается, гнет, ногами на него влез… И у меня внутри слезный вопль: «Прости нас, Милосердный Господи!». Даже сама удивилась остроте этого чувства. А потом подумала: действительно, а как иначе - или покаяние, просьба простить нас всех как народ, или погибельное осуждение этого мужика, и так, конечно, понесшего наказание.

Архим. Софроний (Сахаров), великий ученик святого великой любви, прп. Силуана Афонского, говорит: «Падение Адама заключалось именно  в его отказе признать, что он был тоже повинен в грехе… И нужно думать, что если бы он… взял на себя ответственность за их общий грех, то иными были бы судьбы мира. Мы же, в свою очередь, отказываясь приносить покаяние за других, повторяем грех Адама, таким образом делая его падение нашим собственным».

Мы, страстные, не знаем любви святых. Но знаем, что она есть. Хотя бы послушайте слова Молитвы на озере святого свт. Николая Сербского (приводятся в сокращении):

За все грехи человеческие каюсь пред Тобою, Господи многомилостивый. Посмотри, семя всех грехов в крови моей!
Каюсь за всех обремененных, изнемогающих под тяжестью бремени своего и не умеющих принести заботы свои Тебе. Немощному человеку и малое бремя невыносимо, для Тебя же горы бед, словно комок снега, брошенный в печку раскаленную.
Каюсь за всех человекоубийц. Не ведают они, что одна жизнь и один человек во вселенной. Вот и режут они половину сердца, чтобы другую сохранить. Ах, как мертвы те, кто отрезает полсердца для себя!
За клятвопреступников каюсь, ибо они суть самоубийцы.
За всех многоглаголющих каюсь, Господи, ибо дар Твой – дар слова – превратили они в песок, ничего не стоящий.
За всех разрушителей очагов и мира ближних своих каюсь и воздыхаю, ибо проклятие навлекают на себя и народ свой.
За все уста лживые, за все глаза солгавшие, за все сердца гневливые, за все утробы ненасытные, за все умы злонамеренные, за всякую волю злую, за все помыслы недобрые, за все воспоминания лютые каюсь, плачу и воздыхаю.
За всю историю рода человеческого от Адама и до меня, грешного, каюсь, ибо вся история – в крови моей. Ибо я в Адаме, и Адам во мне.

На Чине покаяния на Владимирской горке эти молитвы раздаются как камертон, как образец прошения истинно любящего сердца. Какая польза в высокоумных словопрениях, если у кого-то, пусть одного единственного, будет молитва?..

Ведь в нашей общей молитве за народ, за живых и усопших, рождается надежда на то, что скоро он весь станет на молитву. Может быть, поэтому некоторые и приходят на Владимирскую горку регулярно, потому что сердце их чувствует эту искреннюю молитву о спасении народа.

Только осознание себя частью единой судьбы дает нам возможность каждому в меру сил и даров работать в общем «тягле», выполнять Волю Божию о себе и своем народе.

Во время молебна там сначала молятся за себя и  весь народ, и о «иже о покаянии не помышляют, иже в злобе своей утверждаются», чтобы Господь пощадил и призвал к Себе, а потом на панихиде уже просят о прощении личных грехов своих усопших сродников.

altОтчего иго наше так тяжело? Апостасия имеет источником оскудение любви. Нечисть прорывается, когда свято место пустеет. За что всегда наказывал и наказывает Господь Свой народ? За идолопоклонство, за то, что вместо Него душу наполняли суррогатами, подменами. У новомученика Святителя Василия Кинешемского есть прекрасная книга «Толкование на Евангелие от Марка». Это живой учебник истинно христианской жизни. Там Святитель дает важнейшее для нас предупреждение, что и общественная деятельность может быть скрытым идолопоклонством, когда тщеславие тонко уводит от духовного трезвения, и «спасающий других» сам не спасается. Вот за что и сегодня наказывает нас Господь – за наше скрытое идолопоклонство.

За что была отнята благодать и наказан Израиль? Некий Михаил Александров пытается нас убедить, что наказан за то, что фарисеи и старейшины «подло повесили свой грех богоубийства на простой еврейский народ». Это почти новое слово в богословии! Воистину, как сказал Апостол, «некоторые уклонились в пустословие, желая быть законоучителями, не разумея ни того, о чем говорят, ни того, что утверждают (1 Тим. 1, 5-7).

Есть элементарный прием подмены понятий. Строится фраза по принципу «Это есть то-то». Первую часть строят в соответствии со своими целями, вторую дают как цитату на авторитетный для слушателя источник. Присмотритесь: Михаил Александров фразы собственного сочинения о подлом перевешивания греха учителями на народ с использованием таких спецэффектных слов как «чудовищный», «бесовское обольщение», «ужасный» «неразумие» завершает неполными цитатами. Но человек, ищущий Истину, увидит ответ на вопрос: за что наказан Израиль? даже в урезанной цитате учителя Церкви блж. Феофилакта Болгарского: «за неверие в Господа преследуются от всех и нет им никакого помилования».

Еще одно замечание по этому поводу. Михаил Александров, столь искренне жалеющий «простой еврейский народ», приводит такую же урезанную цитату Архиеп. Аверкия (Таушева) со ссылкой на пророчества Моисея во Второзаконии о наказании евреев язвами, людоедством (Втор. 28, 49-57, 64-67). Если почитать Священное Писание, то увидим, что то же место дает и подробное описание причин такого наказания: «Если не будешь стараться исполнять все слова закона сего, написанные в книге сей, и не будешь бояться сего славного и страшного Имени Господа Бога твоего… И останется вас немного, тогда как множеством вы подобны были звездам небесным, ибо ты не слушал гласа Господа Бога твоего» (Втор. 28, 58, 62).

Что далеко ходить: вторая заповедь, переданная через Моисея, звучит не просто «не сотвори себе кумира», но: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им, ибо Я Господь Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои» (Исх. 20, 4-6).

Кто-то искренне уверен или нас пытается надурить, что все беды еврейского народа не из-за отсутствия страха Божия, не из-за вечного сползания к идолопоклонству, а из-за того, что на него якобы однажды подло повесили чужой грех. Вспомните, что сказал Господь: «Да приидет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле. От крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником. Истинно говорю вам, что все сие приидет на род сей» (Мф.23, 35-36). Господь свидетельствует, что наказания за убийства праведников лягут на весь род иудейский по причине его беззакония, а не только на конкретных исполнителей конкретных убийств, которых уже давно нет в живых.

И в Откровении о наказании Вавилона (носителя яростного антихристова духа идолопоклонства и богоборчества, напоившего всю землю) говорится: «И в нем найдена кровь пророков и святых и всех убитых на земле» (Откр. 18, 24).

Так что не надо, не вникая в суть, повторять умело составленные специалистами хитросплетения. Каяться надо народу, а не бояться, что кто-то что-то на него «подло» навесит. Иначе терминология криминально-рыночных отношений или колдовства, а не Православие получается. Как кто-то сказал, «не бойтесь перекаяться - бойтесь недокаяться».

Приводят еще аргумент против покаяния в грехе цареубийства. Вспоминается отрок, осмелившийся сказать, что он убил царя Саула. Отрок не каялся, а хвалился тем, что убил Помазанника Божия, пусть и отверженного Господом.

Вывод из этого Библейского рассказа логичен: какой же страшной может быть кара Божия за цареубийство, совершенное на деле! Может, конечно, быть и другая, сомнительная логика: нельзя ни в коем случае говорить слово «цареубийство», иначе будешь наказан. Кажется, именно по такому пути нас хотят направить: запретить понятие «грех цареубийства». Вот тогда и приходится «нечаянно» замалчивать существование двух Посланий Священного Синода и согласное мнение о необходимости покаяния в грехе цареубийства таких духовных учителей, как святой Иоанн Шанхайский, Серафим Роуз, свт. Аверкий или Митрополит Иоанн Снычев. Но при этом, в случае действительно совершенного греха, кара Божия ведь не отменяется, а покаяние под вопросом.

Но цель авторов такими доводами действительно достигается: люди запуганы. Вы не задумывались, почему Апокалипсис не читается за Богослужениями Православной Церкви и почему именно с него начинают свое изучение Библии сектанты? Цель – нагнать побольше страха и потом уже втюхивать свое. С запугивания начинают и цыганки, пытаясь выманить у простачка деньги за свое гадание. В статье Михаила Александрова пространный рассказ об отроке и его казни стоит под №1.

А под № 3 он переходит в воспоминание о пережженных костях царя Эдомского. Позвольте спросить: на Кресте в Ганиной Яме эти слова зачем высечены? Когда я там была, у меня этот Крест вызвал только сильные покаянные чувства. Простите, что повторюсь: по известным причинам я объективно не могла брать на себя чужого греха, тем более «грех служителей диавола – грех пережигания в известь костей Помазанника Божия». Я просто и без всякой казуистики молила Господа простить мои личные грехи и помиловать мой народ, судьбой которого я живу.

altВспомним аналогию с девочкой, безрассудно попустившей аборт. Мне кажется, по отношению к своему ребенку она – убийца, по отношению к жертвоприношению сатане, которым является аборт – она попустила его.

Грех цареубийства – это совокупный итог богоотступничества всего нашего народа, родовой грех, требующий соборного покаяния. Понятие иного порядка - ритуальная суть самого убийства и последовавших действий сознательных служителей сатаны. Тем – анафема!

В сборнике «К вопросу о всенародном покаянии» (сост. Наталия Максимовна Гирняк) особо выделено, что Чин всенародного покаяния, проведенный в 1607 г. святыми Патриархами Иовом и Ермогеном, «не принес ожидаемых результатов». Действительно, до окончательного преодоления смуты еще четыре года. Только после сугубого всенародного поста и покаяния как величайшего дара Божьего смогло подняться всенародное ополчение.

Давайте вдумчиво вчитаемся в слова, подчеркнутые рукой Государя Николая II уже после отречения. Это определения Господни на горе Синае, через Моисея: «…оставшиеся из вас исчахнут за свои беззакония…и за беззакония отцов своих исчахнут; тогда признаются они в беззаконии своем и в беззаконии отцов своих, как они совершали преступления против Меня… тогда покорится необрезанное сердце их, и тогда потерпят они за беззакония свои… Я не презрю их и не возгнушаюсь ими до того, чтоб истребить их, чтоб разрушить завет Мой с ними, ибо Я Господь Бог их» (Лев.26, 39-44).

Мы видим, что Господом определяется период, в который уже покаявшийся народ должен еще потерпеть за свои беззакония. Так, как мы знаем,несли сокрушение раскаявшиеся грешники, ожидая извещения о прощении своих грехов. Так, как и нам следует поступать, принося деятельные плоды покаяния.

В начале 17 века не было теленовостей и мобильных телефонов. Делегаты, получившие разрешительную молитву от святых Патриархов, еще должны были донести их слово до простого люда. Вспомните, как посылал Господь пророка в Ниневию и как терпеливо ожидал ее покаяния.

Почему же мы, сегодняшние, дерзаем повторить за кем-то, что дело двух святых Патриархов «не принесло ожидаемых результатов»? Мы ли ставили им задачи и нам ли с них спрашивать?.. Почему Промысел Божий так опасно пытаемся расчленить, анатомировать?

Был процесс созревания народа ко всеобщему покаянию: еще Василий Шуйский, по словам историка С.М.Соловьева, «думал об этом очищении», потом люди от всей земли русской получили благодать разрешительной молитвы святых Патриархов и разнесли ее по домам. Они были закваской. И уже в положенный Господом срок, когда люди  русские и признались «в беззакониях своих и в беззакониях отцов своих» и потерпели, когда страдания стали невыносимыми, а причина общего греха – очевидной, только тогда семя покаяния дало свой плод.

В указанном же сборнике утверждается, что в деле спасения Руси, деле Господнем, Чин покаяния 1607 г. и всеобщее покаяние 1611 г. были «в противовес» (см. с.10)! Это говорится исключительно затем, чтобы утвердить мысль, что для истинного покаяния «не требуются какие-либо специально составленные чины», имея в виду современный Чин покаяния. Прости нас, Милосердный Господи!

Конечно, без костылей лучше, но больному они необходимы. Уберите слово «чин», суть не поменяется. Канон Андрея Критского Великим Постом – специально составленное Богослужение, приводящее к искреннему покаянию, каждая вечерня – тоже специально составленная покаянная служба. Перед  Причастием читаются каноны и молитвы, чтобы затеплились нечуткие сердца. Но есть и чины – особые, судьбоносные службы, например, Чин Торжества Православия, Чин отречения от жидовства.

И чтобы весь народ пришел к истинному покаянию, нужна закваска, нужны мы с Вами, усиливающие свой личный пост ради обращения ближних, испрашивающие у Господа дух покаяния, кающиеся о грехах народа, соборно молящиеся о его прощении и в меру сил участвующие в общем «тягле». Иначе Бог дает «дух усыпления, глаза, которыми не видят, и уши, которыми не слышат, даже до сего дня» (Рим. 11, 8; см. тж. Ис. 29, 10).

У апологетов «попустительства» можно встретить еще одну странную мысль, что в 1611 г. кающихся в церквах людей Господь разрешал не через священнические разрешительные молитвы, а исключительно Сам, без какой-либо внешней формы. В упоминавшемся ранее сборнике так и написано: «над головами кающихся не читались разрешительные молитвы. Да и само покаяние не имело какой-либо формы: внешним проявлением его был только наистрожайший пост!». Почему кто-то решил, что на время строжайшего покаянного поста у русского народа тогда отпала надобность в Церковном Таинстве Покаяния и разрешительной молитве священства?

Иногда кажется, что незаметно хотят подвести к выводу, что ничего делать не надо: и в 1607-м Чин святых Патриархов «не привел к желаемым результатам», и в 1611-м без священников обошлись, и у нас - как станет жизнь совсем нестерпимой, все само собой и получится, лишь бы без ваших чинов. Для таких авторов и в 1607-м Чин был «несвоевременным», навязанным «сверху», и сейчас, хоть и инициированный снизу, тоже несвоевременный. Не по-православному как-то. А одна из листовок, купленная (!) у Н.М.Гирняк, вообще называется «Хватит каяться, пора бороться!». No comment.

Мы видим, как эмоциональный негатив тонко закладывается и в штампе «брать чужой грех на себя» вместо «каяться», и в рассказе, что место в Тайнинском под Москвой – место, где Мария Нагая признала Лжедмитрия свом сыном, и потому, дескать, там каяться не следовало. Но разве мы не читали, что святые на месте капищ воздвигали храмы Божии? Разве сам факт, что первый памятник нашему святому Царю в Тайнинском взорвали, не показывает, что место стало совсем другого духа?

Если сегодняшнее покаяние в народных грехах богоотступничества, клятвопреступления и цареубийства – «от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться богопротивниками» (Деян. 5, 38-39).

Господь неоднократно давал знамения в Тайнинском, в Киеве в виде «царского венца», круговой радуги вокруг солнца (есть фото в интернете, Чин в Киеве 19 мая 2007 г.). В канун Крестовоздвижения в 2009 г. во время Чина покаяния вокруг Креста св. Князя Владимира в Киеве кружили два орла и мироточила фотография Царской Семьи.

alt«С ними Бог. Они победят. Постепенно поймут, что они правы», - эти слова всеми уважаемого старца схиархимандрита Ионы Одесского, сказанные им летом 2007 г. на Афоне в интервью Сергию Серюбину на прямой вопрос о Чинах покаяния в Тайнинском и противлении им может услышать любой.

Хочу добавить, что до этого на Владимирской горке два года по благословению приснопамятного Белоцерковского старца Амфилохия проводились другие, более развернутые, Чины покаяния в грехе цареубийства. На них часто бывал приснопоминаемый иеросхимонах Паисий, на могилке которого ныне много чудотворений и исцелений.

Господи, дай нам дух покаяния! Тогда и слова найдутся.

Сегодня живет уже четвертое после факта цареубийства поколение. Когда-то, чтобы на смердящем Лазаре Четверодневном показана была сила Божия, нужно было потрудиться – отвалить камень. И, главное, была необходима безоговорочная вера в его воскресение. От тех, кто в русском народе хоть немного понимает происходящее, сегодня тоже требуются труд и вера.

«Воскреснет брат твой, - сказал Иисус Марфе. - Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет» (Ин. 11, 23-26). «Не сказал ли Я тебе, - повторил он Марии, - что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?» (Ин. 11, 40). Веруем, Господи, помоги нашему неверию!

Веруем, Господи, в Православное Царское Самодержавие, Духом Святым клятвенно утвержденное на вечные времена освященным Собором и русским народом для мира и благоденствия нашего Отечества и для спасения души, как учили о том же и все святые угодники Божии русские последних веков. Аминь.


МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА

Скачать статью в формате Word: pokayanie-v-grexax-rusnaroda.doc [130,5 Kb] (cкачиваний: 100)