пятница, 25 апреля 2014 г.

Почему Крымские епархии не вошли в состав Русской Православной Церкви?





Почему Крымские епархии не вошли в состав Русской Православной Церкви?

Церковный народ, который следит за состоянием дел в Русской Православной Церкви (РПЦ), давно задаётся вопросом о статусе Украинской Православной Церкви. Что это за «самоуправляемая Церковь в составе Московского Патриархата»? Конечно, мы, миряне, всячески стараемся уходить от таких вопросов, оставляя их ведение священноначалию. Такой подход безусловно правильный в период, так сказать, мирного хода истории.

Но в сложившейся ситуации, когда на территории Украины Запад во главе с США с помощью выращенных ими же подручных радикал-националистов и либералов-западников (последних правильней называть радикал-либералами или радикал-западниками) организовали атаку в конечном итоге именно на Россию, мы имеем полное право внимательно посмотреть на поведение священников и священноначалия Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) и сформировать своё собственное мнение даже о перспективах отношений двух Церквей. 

Имея такую точку зрения, я до последнего старался уйти от публичного обсуждения этой темы: эти вопросы слишком непросты, могут таить опасность для личного спасения христианина. Вообще, проблемы «христианин и гражданин», «Церковь и государство», «Церковь и общество» практически не поднимаются священниками на проповедях, в церковной печати – по крайней мере, не поднимаются так, чтобы церковный человек мог чётко уяснить для себя и усвоить представление, что исполнение им своих обязанностей как гражданина не только не входит в противоречие с христианским учением, но является даже требованием этого учения. В данной статье делается попытка осмысления церковных процессов, исходя именно из этого представления.

Всё это время в обществе шёл процесс накопления информации о позиции УПЦ МП относительно событий на Украине. Важными в этом отношении являются прежде всего обращения к Президенту РФ В.В. Путину Местоблюстителя Киевской митрополичьей кафедры митрополита Черновицкого и Буковинского Онуфрия и епископа Львовского и Галицкого Филарета, а также обращение митрополита Онуфрия к Патриарху Кириллу. Конечно, такие обращения, сделанные архиереями, на которых смотрит не только церковная общественность, но и всё общество, не являются чем-то обычным, тем, на что можно не обратить внимание, заранее всё им простив: слово архипастыря является прямым действием и может иметь далеко идущие последствия как для церковных людей, так и для нецерковных.

Но всё же лично для меня осознание этого не оказалось фактором, достаточным по силе, чтобы заставить взяться за эту статью. Хотелось войти в положение архипастырей, сознание оправдывало их: ведь именно им, а не тебе грозит физическая опасность; Господь покроет эти обращения, которые стали следствием человеческой слабости, на самом же деле, мы – одна Церковь, Русская Православная; священноначалие УПЦ это понимает и не мыслит себя вне РПЦ и т.д. Данный ход мыслей в направлении оправдания архиереев был прерван сообщением наших активистов из Севастополя.

Дело в том, что мы начали распространять газету «Гражданин-Созидатель» в Крыму совершенно не подозревая, что можем натолкнуться на некое неприятие, да ещё и в церковных кругах. Сообщение поступило такого рода: Покровский Собор Севастополя (на Большой Морской ул.) и Троицкий монастырь в Симферополе отказались брать наши газеты. Причём матушка-игуменья монастыря просто убежала при виде наших газет, а ведь в них излагается исключительно пророссийская точка зрения на события на Украине.

Начинаем изучать положение дел в Крымских епархиях опросом своих знакомых. Ответы ошеломляют: часть епископов и даже священников заинтересованы в отделении от РПЦ, то есть выступают за автокефалию УПЦ. Именно поэтому Крымские епархии не вошли в состав РПЦ после референдума 16 марта, на котором жители Крыма в количестве 97% проголосовали за вхождение в состав России.

 Возникает правомерный вопрос к митрополиту Симферопольскому и Крымскому Лазарю и к епископам двух других Крымских епархий.
Все мы знаем, что сам Патриарх не вправе вмешиваться в вопросы управления той или иной епархией через голову правящего архиерея, и поэтому сам Патриарх тоже является правящим архиереем в своей епархии (в РПЦ Его Святейшество Патриарх Московский и всея Руси Кирилл управляет Московской епархией). Поэтому, если Крымские епархии не вошли в состав РПЦ, то это могло быть только по свободной воле митрополита Лазаря (Симферопольского и Крымского), митрополита Платона (Феодосийского и Керченского) и епископа Алипия (Джанкойского и Раздольненского). Эта воля могла быть выражена в виде желания остаться в составе Украинской Православной Церкви Московского Патриархата или не выражена никак.

В обоих случаях, т.е. при отсутствии волеизъявления священноначалия крымских епархий в пользу вхождения в РПЦ, Патриарх Кирилл и Синод РПЦ не в состоянии что-либо сделать. Тем более, что между ними есть ещё священноначалие УПЦ МП в лице местоблюстителя митрополита Онуфрия и своего Синода, которые тоже должны выразить свою добрую волю, чтобы расстаться с крымскими епархиями и поступающими от них доходами. Таким образом, налицо коллективное действие священноначалия УПЦ и Крыма, выраженное в нежелании передать крымские епархии в непосредственное управление РПЦ. Это нежелание подтверждено конкретным действием: отсутствием соответствующего обращения к руководству РПЦ, в результате чего создалась интересная ситуация: жители Крыма «вернулись домой», а православный Крым остался на Украине и подчиняется киевским церковным властям.

Получается, что общественное мнение «русского мiра», включая сюда и политическое руководство Крыма и Севастополя, в эйфории празднования начала воссоединения русского народа и земель русских, не заметило, что часть нашего народа вовсе не разделяет нашей радости, а угрюмо сидит на нашем празднике жизни «не в брачной одежде». Занявшись сбором информации по состоянию дел в Крымских епархиях, мы натолкнулись на некоторое объяснение сложившейся ситуации: якобы, значительная часть духовенства направлена в Крым из Западных областей Украины. 

Эта информация многое объясняет. Но совершенно невозможно поверить, что простые прихожане Крыма не хотят войти в состав Русской Православной Церкви. Судя по тому, как вообще на Украине встречали все эти годы Патриарха Московского и всея Руси, впору предположить, что простые церковные люди вообще не подозревают, что они находятся не в РПЦ, а в УПЦ МП. Одна наша знакомая из Крыма в этом духе и ответила, очень удивившись самой постановке вопроса о вхождении Крымских епархий в состав РПЦ.
 
В такой ситуации обращения митрополита Черновицкого и Буковинского Онуфрия и епископа Львовского и Галицкого Филарета к Президенту РФ уже не кажутся человеческими слабостями, а выглядят как сознательно сформулированная позиция, суть которой, в конечном итоге, состоит в полном принятии сегодняшней киевской власти, в стремлении получить от неё определённые материальные выгоды в обмен на участие на их стороне в идеологической борьбе против интересов России как государства, против интересов русского народа, искусственно разделённого в 1991 году.

Осенью 2013 года в Украинской Православной Церкви Московского Патриархата разгорелся скандал, связанный с тем, что Предстоятель УПЦ МП блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Владимир подписал «Обращение Церквей и религиозных организаций к украинскому народу» от 30.09.2013, призывающее народ Украины к евроинтеграции. Утверждения, на которых строится «мотивировочная» часть обращения, не соответствуют действительности, выражаясь юридическим языком. Например: «Исторически так сложилось, что с давних времён украинский народ был частью европейского цивилизационного пространства. Во взаимосвязи с Европой, её духовной, культурной, образовательной, правовой традицией строилась наша общественная и государственная жизнь».

На самом деле Римский епископат почти насильно и обманом навязал униатскую традицию Галицкой Руси, а Европа в лице Австро-Венгрии и окатоличенной Польши навязала части славян Юго-Западной Руси особую идентичность, которую мы знаем сегодня под названием «галицийского украинства», основной отличительной особенностью которого является русофобия, так же, как и у самих поляков. Но даже эти явления, являющиеся продуктом цивилизаторства Запада, несмотря на все его старания, не являются сегодня определяющими ни в религиозной жизни, ни в народной жизни современной Украины. При этом в обращении используется понятие «украинский народ», который, якобы, существовал уже во времена Киевской Руси и даже ранее; именно он, «великий украинский народ», изобрёл земледелие, колесо и принял христианство, как сейчас мы это узнаём из учебников истории Украины. (На содержание этих учебников наша общественность, к сожалению, обратила внимание только после присоединения Крыма к России.)

Пора уже отказать термину «украинский народ» в праве на существование в качестве обозначения единой этнографической общности, с единой национальной идентичностью, а ведь именно в этом смысле и используется этот термин. Есть три основных национальных идентичности на Украине: украинская «галицийская», украинская «малороссийская» и русская. При этом галицийские украинцы составляют видимое меньшинство, по крайней мере – её радикал-националистическая часть.

Это хорошо видно по развитию «украинской революции»: оказалось, что у «Правого сектора» нет серьёзной национальной (и социальной) базы даже в областях Западной Украины. С рокового дня 21 февраля прошло уже несколько месяцев. Если бы жители Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской, Волынской и Ровенской областей поголовно поддерживали неонацистские лозунги типа «Украинец, убей в себе русского!», «За разговор на русском языке – в тюрьму!», «Наша цель – война с Россией» и т.д., то только эти области могли бы выставить 100-тысячную армию и смогли бы прокормить её салом и картошкой.
А ведь такой пример есть в нашей истории. Это пример повстанческого движения батьки Махно после февральской революции 1917 года. Похоже, это единственное движение гражданской войны, которое финансировал сам русский народ, простые селяне. Численность армии Махно, кажется, доходила до 50–70 тысяч человек, в то время как численность войск Деникина не превышала в лучшие времена 120 тысяч вместе с казаками и финансировалась Великобританией. Но самое интересное – то, что армия атамана Махно родилась в Гуляй-Поле Екатеринославской губернии (сегодня город Днепропетровск), то есть, на Восточной Украине в современной терминологии. Широкую поддержку населения обеспечивало обещание свободного труда земледельца на своей земле, особый блеск которому придавали анархические идеи князя Кропоткина.

То есть одни крестьяне шли воевать в армию Махно, другие – обеспечивали снабжение продовольствием. Объединяющей идеей была идея социальная, а не русофобия, как у современных радикал-националистов и радикал-западников, один из лидеров которых, Юлия Тимошенко, «договорилась» до необходимости атомной бомбёжки жителей Восточной Украины – русских, которые в её понимании после «украинской революции» уже стали изгоями. Привожу этот пример для доказательства того, что если бы такая русофобия, как у Тимошенко, Тягнибока, Яроша, была определяющим настроением жителей Западной Украины, то эти господа уже располагали бы значительной армией для реализации своих целей. Раз этого не происходит, значит «галицийская» идентичность среди жителей Украины значительно меньше украинско-малороссийской и русской идентичности, и подписываться митрополиту Киевскому и всея Украины Владимиру (Сабодану) под текстом, в котором, по крайней мере, русские лишаются своей национальной идентичности, совершенно не стоило, тем более призывать объединяться с Европой: «По нашему мнению, будущее Украины естественно обусловлено нашими историческими корнями – быть независимым государством в кругу свободных европейских народов».

Можно предположить, что митрополит Владимир и те, кто писал этот текст, совершенно не знают истории, которая нам свидетельствует, что Европа ни одному народу из тех, кто не входит в родственную группу народов германо-романского культурно-исторического типа, никогда не давала и не даёт права быть независимым государством. Чего стоит история уничтожения и ассимиляция одних только полабских славян. А факты создания первых концлагерей для русских во время Первой мировой войны?!

Об этом рассказывается в замечательном документальном фильме Алексея Денисова «Трагедия Галицкой Руси. Концлагерь только для русских». Фильм основан на исторических документах и обращает внимание на следующую особенность Галичины и прежде всего Львова – жители носят названия: укрофилы, русофилы или москвофилы и австрофилы. Австрийцы безжалостно уничтожали именно русофилов, доносили на которых укрофилы и австрофилы. Части слова «фил» (поклонник) и «фоб» (ненавистник) обычно используются для различения людей одной и той же национальности по критерию их убеждений. Факт использования этой терминологии в документах и газетах того времени наводит на мысль, что именно в это время начала выделяться особая «украинско-галицийская» идентичность из единого русско-славянского народа, который стал окончательно разделяться под воздействием внешнего фактора, когда надо было определяться, с кем ты, и основой будущей идентичности было именно ненавистное отношение к русским, заимствованное от немцев и мадьяр.

Поражает в фильме следующий факт: австрийцы предлагали русским заключённым концлагеря Талергоф записаться в документах «украинцами», чего было достаточно для освобождения. Но русские (русины) не шли на отказ от своей национальности, предпочитая смерть в концлагере. Закрепилась, по всей видимости, эта «галицийская» идентичность во время Великой Отечественной войны, когда немцы не стали утруждать себя исполнением приговоров по доносам «укрофилов» и «германофилов», а дали самым радикально настроенным жителям в руки оружие, сформировав карательные подразделения, и разрешили сводить счёты с кем угодно. После войны и окончательного уничтожения бандеровского подполья эта особая идентичность, основанная на прививке русофобии от немцев и поляков, понемногу забылась. После развала в 1991 году Советского Союза эту русофобскую идентичность реанимировали, прежде всего, с помощью вездесущего Запада, с помощью его «бескорыстного» финансирования всевозможных некоммерческих фондов.

И сегодня видно, что эта часть населения находится в подавляющем меньшинстве, но эстафету русофобии на Украине достойно переняли либералы-западники, ставшие радикалами. А в их состав, так же как в России, входят представители любой национальности, включая и русских. Это обычная «европофильская» пятая колонна, которую Запад заблаговременно готовит во всех самобытных странах в ходе обычного цивилизационного взаимодействия, иногда прибегая к войнам, иногда, как на Украине, к помощи неонацистов, но всегда с одной целью: уничтожение политической, экономической, культурной и религиозной независимости самобытных государств через приведение к власти коллаборационистской пятой колонны. Например, сегодня мы наблюдаем процесс разгосударствления Болгарии. То, что не смогли сделать османы, сегодня довершает просвещённая Европа.

Но если с такой исторической безграмотностью (выраженной в незнании понятия «украинский народ») митрополита Киевского Владимира ещё можно хоть как-то смириться, то вот со следующим пассажем пресловутого «Обращения Церквей и религиозных организаций к украинскому народу» смириться совершенно невозможно: «Традиционные религиозные, культурные, семейные и нравственные ценности, на которых веками основывалась жизнь народов Европы – драгоценное сокровище, которое мы должны ценить, совместно беречь, защищать и приумножать». 

Так ведь почти ничего не осталось от традиционных ценностей народов западной цивилизации. И в России, и на Украине в течение последних лет шло обсуждение как раз этих самых ценностей. В религии это атеизм, материализм и массовое сектантство; в культуре – полный отрыв от национальных и христианских традиций.

Представители всех видов искусств рисуют, поют, играют, танцуют и т.д., изображая свои плотские пристрастия или свой забесовлённый внутренний мир; семья, и без того развалившаяся под воздействием «сексуальной революции» 1960-х годов, уничтожается окончательно государственной регистрацией однополых браков, заменой понятий «мама» и «папа» на «родитель один» и родитель два»; о каких нравственных ценностях Европы может идти речь, когда узаконивается эвтаназия не только для взрослых, но и для детей, делаются попытки узаконить педофилию. Западная цивилизация неумолимо движется не только к полной дехристианизации и денационализации, но уже наметились признаки сатанинского расчеловечивания, открывающего дорогу антихристу.

Об этом митрополит Владимир не может не знать, знание этого – его прямая обязанность. А может быть эти самые «европейские ценности» и составляют настоящие чаяния некоторой части украинского священноначалия? Далее, совершенно невозможно представить, чтобы предстоятель УПЦ подписывал документ вместе с анафематствованным раскольником Денисенко, лжепатриархом самопровозглашённой «Украинской православной церкви Киевского патриархата».

Есть мнение, что митрополит Владимир давно болен, находится в недееспособном состоянии, что за всем стоит аппарат управления УПЦ. Но, тем более, Синод УПЦ мог бы сразу после данного Обращения ещё в октябре 2013 года избрать Местоблюстителя, а он это сделал только 24 февраля, допустив появление второго документа «Обращение епископата Украинской Православной Церкви» от 16 октября 2013 г. Этот второй текст, очевидно, появился в связи с резкой критикой предыдущего Обращения и содержит следующую главную мысль: «Согласно с действующим Уставом об управлении Украинской Православной Церкви, Её официальную позицию могут выражать Собор Украинской Православной Церкви, Собор Епископов Украинской Православной Церкви, Священный Синод Украинской Православной Церкви и Митрополит Киевский и всея Украины. Остальные высказывания и заявления епископата, духовенства, мирян, церковных общин, монашеских общин и т.п. не могут рассматриваться как официальная позиция Церкви».

Значит, высказанное в предыдущем обращении мнение митрополита Киевского и всея Украины Владимира о необходимости евроинтеграции, должно считаться официальным мнением всей УПЦ. Таким образом, Предстоятель от всей полноты УПЦ призвал Украину в Европу, находящуюся во всей полноте нечистот, описанных выше.

Очевидно, видя некую нелогичность такого призыва, авторы документа добавили: «Поэтому, налаживая взаимодействие с другими странами в политической, экономической и культурной сфере, мы ни в коем случае не можем идти на уступки в вопросах христианской морали».
Если перевести на бытовой язык, то это сродни приглашению монахов посетить публичный дом, при этом с требованием к ним не идти ни на какие уступки жрицам любви в вопросах христианской морали. Богословски выдержано митрополиту Владимиру ответили верующие Украины в своём обращении: «Неужели Вы надеетесь, что, войдя в ЕвроСодом, наш народ сможет сохранить наши православные ценности? “Не обманывайтесь: худые сообщества развращают добрые нравы” (1 Кор. 15, 33), – говорит Святое Писание».

Таких обращений три: к митрополиту Владимиру, Патриарху Кириллу, Президенту Януковичу. Их можно найти в Интернете на сайте «Новороссия. Духовно-патриотический союз» (http://www.novorossia.org/kr_hod/5405-anons-21-noyabrya-krestnyy-hod-protiv-evrosodoma.html). Обращает на себя внимание отсутствие под этими посланиями подписей украинских епископов, подписались только миряне.

2 марта 2014 года Местоблюститель Киевской митрополичьей кафедры митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий направил обращение к Президенту РФ В.В. Путину. Текст данного документа можно прочитать в Интернете по адресу http://orthodoxy.org.ua/data/vazhno-mestoblyustitel-upc-mitropolit-onufriy-napravil-pismo-prezidentu-rf-vputinu.html. Обращение вызвано решением Совета Федерации РФ о наделении Президента РФ полномочиями по использованию Вооружённых Сил на территории Украины. Суть обращения митрополита Онуфрия – не допустить ввода российских войск на Украину. А перед этим 1 марта аналогичное обращение было направлено Патриарху Кириллу.

Первое, на что обращаешь внимание по прочтении обоих документов, это отсутствие какого-либо упоминания о принадлежности УПЦ МП к Московской Патриархии. Его нет ни в текстах, ни в названии официальной должности Местоблюстителя. Нигде за словами «Украинская Православная Церковь» не следует приписка «Московского Патриархата». Можно обвинить во всем Интернет, кто-то старательно убрал ненавистное на Украине упоминание о «москалях».

Но в таком случае обращения должны быть хоть где-нибудь размещены в сканированном виде, лучше на сайте УПЦ, но этого не сделано. Могут возразить – мол, сложилась такая традиция, а всем и так понятно. Действительно, если идёт обычная мирная жизнь, то может быть всё и понятно.

Но в условиях, когда крымчане уже присоединились к России, а Крымские епархии остаются в составе Украинской Православной Церкви, о связи которой с Московским Патриархатом не считает возможным упомянуть Местоблюститель митрополит Онуфрий даже в таких важных (прежде всего для него самого – раз подписал) обращениях, то всё становится совершенно непонятным как для верующего церковного человека, так и для подавляющего большинства русских, которые считают себя православными, но не церковными.

Оба обращения составлены словно от имени какой-то самозванной Поместной Церкви. На мой взгляд, это совершенно неправильно и вводит в заблуждение как верующих, так и светских людей и, мягко говоря, совсем невежливо в обоих случаях. Его Святейшество Патриарх Кирилл вроде бы является прямым церковным начальником митрополита Онуфрия, думаю и у Президента России мог возникнуть вопрос после прочтения обращения на его имя: а что, разве УПЦ уже отделилась от РПЦ? Если нет, то почему исчезла приписка «МП» в названии УПЦ? Одно дело – помогать, когда просят «свои», а тут что за самозванцы? В данных обращениях уместным было бы не только вспомнить о канонической связи с РПЦ в виде правильного названия своей Церкви, от полноты которой обращается митрополит Онуфрий, но и в самом тексте подтвердить такую связь. Но этого не было сделано.

Встаёт вопрос – почему? (Дополнительная информация к размышлению: упоминания о принадлежности к Московскому патриархату не обнаружилось и на официальном сайте УПЦ МП www.pravoslavye.org.ua, также как и на десяти из просмотренных нами 12 сайтов епархий Украинской Церкви Московского патриархата.) Ответа два, и один хуже другого. Первый: процессы «украинской революции» зашли уже так далеко, что бал в стране правит страх, боязнь террора в отношении пророссийски настроенных граждан, и это уже касается и священноначалия УПЦ.

Второй ответ состоит в том, что сам епископат УПЦ зашёл очень далеко в своём желании получить полную автокефалию и стать в конечном итоге поместной Церковью. Время покажет, какие начала возьмут верх, но второе предположение могло бы не возникнуть, если бы не было прецедента уже состоявшейся «автокефалии» Крымских епархий. Даже если остановиться на первом, более вероятном предположении, то всё равно данные обращения невозможно рассматривать как обращения дееспособного человека. Они стоят в одном ряду с массой таких же обращений – от простых «эсэмэсок» до телефонных разговоров, дискуссий в Интернете с одним лейтмотивом: «Россияне, не лезьте в наши дела, украинцы нас не обижают». Это какой-то массовый «стокгольмский синдром», когда жертвы начинают любить своих палачей, и он говорит как раз об обратном: Россия не может оставаться в стороне.

Посмотрим с другой стороны на саму суть просьбы, изложенной в обращении митрополита Онуфрия к Президенту РФ, – просьбы о том, чтобы Россия не вводила войска на Украину. Можно предположить, что именно так митрополит понимает свой пастырский долг: не допустить братоубийственной войны, не допустить человеческих смертей. Но тогда должны были быть аналогичные осуждающие насилие и т.п. обращения ко всем лидерам «украинской революции». Но ведь этого нет. Вряд ли мы не узнали бы об этом. Это был бы по-настоящему мужественный и христианский поступок, который не скрылся бы от зорких глаз блогеров.
А при таком угле зрения данное обращение выглядит совершенно нелицеприятно. По официальным данным уже погибло около 100 человек, а около тысячи ранено. По неофициальным – несколько сот человек погибших и несколько тысяч раненых. Русский язык лишён статуса даже регионального, Тягнибок требует привлекать к уголовной ответственности за разговор на русском языке, отменён закон о запрете пропаганды фашизма, произошло закрытие русскоязычных версий интернет-страниц всех госучреждений Украины, имеют место избиения пророссийских активистов только за Георгиевские ленточки, убийства безоружных демонстрантов и похищения активистов митингов уже в городах Юго-Востока, захват православных храмов.

Разве это не братоубийственная война, спасти от которой как раз могла бы Россия, введя свои вооружённые силы, дав всем «братьям» возможность успокоиться, посмотреть российское телевидение, сегодня уже запрещённое, особенно образовательные фильмы про убийство украинскими националистами в Бабьем Яру под Киевом 50 тысяч евреев, про сожжённые в Белоруссии деревни вместе с жителями, как в Хатыни, про Волынскую резню поляков в количестве многих десятков тысяч человек и т.д.; про то, что первые земледельцы принадлежали самой старой цивилизации мира – Китайской, что первое колесо наверняка изобрели также китайцы, а христианство на Руси принимал князь Владимир, что никакой Украины тогда не было, а была Киевская Русь, что в одной днепровской купели крещение принимал один народ, а начало разделению положил Даниил Галицкий, приняв унию с католиками ещё в XIII веке, что именно эта пробоина в национально-религиозном сознании русского народа и является причиной сегодняшних проблем, которыми всегда умело пользуется западная цивилизация в своих интересах и т.д.; про то, что объявление государственным языком украинского приведёт к полной деградации населения, как это произошло в некоторых среднеазиатских республиках, так как сама политическая элита будет учить своих детей английскому, а простой народ будет навсегда отлучён не только от культурных знаний, собранных на русском языке, но и от знаний технических, наличие которых уже однажды спасло Советскую Россию, которая, оставшись в 1917–20 годах без образованной части населения, уже через несколько лет смогла создать свою техническую интеллигенцию из рабочих и крестьян только благодаря русскому языку, только благодаря наличию на нем знаний, накопленных всем человечеством.

И после этого краткого курса ликбеза Россия могла бы быть гарантом честных региональных референдумов по самоопределению областей Украины, сказав им: «делайте свой исторический выбор, но имейте в виду, что с русофобской Украиной мы никаких дел иметь не будем, так же как и с русофобскими Польшей и Прибалтикой»

Нельзя не видеть, что обращение митрополита Онуфрия к Президенту РФ с просьбой не вводить войска при отсутствии таких же обращений к лидерам «украинской революции» выставляет Россию потенциальным агрессором, оккупантом, зачинщиком братоубийственной войны, организатором кровопролития. Более того, в тексте обращения просматривается даже шантаж: «Остановите людское горе, предотвратите разделение нашего Украинского государства и святой Церкви».

Надо понимать так, что мол, если российские войска будут введены, то УПЦ отделится от РПЦ. При этом в самом тексте митрополит делает всё, чтобы исключить всякое напоминание о связи УПЦ с РПЦ, старательно убрав приписку «МП». Нас постоянно пугают расколом, который на самом деле священноначалие УПЦ уже, похоже, совершило.
Данное обращение митрополита Онуфрия конечно же является политическим, так как содержит прямую политическую просьбу и делает УПЦ одной из сторон политических процессов, как внутри Украины, так и во взаимоотношениях с Россией и всем «русским мiром»; при этом УПЦ встаёт не на сторону «русского мiра», а на сторону его врагов.

Данное обращение надо понимать как прямое участие «всей полноты УПЦ» на стороне революционеров в «украинской революции», совершенной при полной поддержке Запада, олигархов, радикал-националистов и радикал-западников методом вооружённого захвата власти. С нашей, русской, точки зрения ситуация с обращением митрополита Онуфрия выглядит так, как если бы священники на оккупированных в 1941 году территориях Украины обратились бы к Сталину с просьбой отвести войска и не оказывать сопротивления агрессору.
Конечно, такое обращение на Сталина не подействовало бы, так как он был атеистом и материалистом, но могло бы оправдать в глазах общества устроенные им гонения на Русскую Православную Церковь. Но митрополит Онуфрий обращается к Президенту В.В. Путину со словами: «зная Вас как православного христианина...».

Получается, на Президента давит Запад, давит внутренняя пятая колонна русских либералов-западников, давит как на христианина митрополит Онуфрий «от имени всей полноты УПЦ». Тяжело Владимиру Владимировичу! Как ему в такой обстановке найти то единственно правильное решение, которое отвечает чаяниям всего «русского мiра»?
События, которые сейчас мы переживаем, ярко показали, что никакие церковные и общественные деятели и организации не смогли претендовать на роль выразителей интересов русского народа, а некоторые встали (возможно, неумышленно) на сторону врага, как это сделал митрополит Онуфрий своим обращением. Таким выразителем выступил только Президент России! Бог ему в помощь! (См.: http://www.blagogon.ru/news/302/)

Надо молиться, чтобы он не принимал близко к сердцу обращение митрополита Онуфрия, а поступал, как «власть имеющий» исходя из понимания интересов искусственно разделённого в 1991 году русского народа, который стремится к воссоединению по объективным законам исторического бытия, гласящим, что если такой разделённый народ не воссоединится, то у него нет исторического будущего, его ждёт гибель, а вместе с гибелью государствообразующего народа погибает и его государство…

Хорошо, что есть в РПЦ на события на Украине другая точка зрения, её высказал протоиерей Всеволод Чаплин на Рождественских парламентских встречах в Совете Федерации России. Он так сказал об участниках протестных акций на Украине: «Небольшая группа людей, ведомых ложными как с богословской, так и с общественной точки зрения, взглядами, позволяет себе то, что не может позволить себе большой народ – позволяет себе изнасиловать исторический выбор и волю целого народа».

Завершая статью, вернёмся к вопросу, вынесенному в заголовок: почему Крымские епархии не вошли в состав Русской Православной Церкви, тогда как сами крымчане вернулись домой в Россию? Один из ответов на этот вопрос дан в вышеприведённом анализе документов митрополита Владимира и митрополита Онуфрия: слишком долго священноначалие УПЦ стремилось получить свободу от Русской Православной Церкви. С 1991 года прошло 23 года, и эти процессы зашли слишком далеко. Церковный народ России вдруг обнаруживает, что его просто обманывали все эти годы, говоря о единстве двух Церквей.

Промысл Божий, попустив произойти драматическим событиям на Украине, сделал видимым то, что раньше от народа Божьего и тем более от других граждан России скрывали: священноначалие УПЦ все эти годы боролось за свою церковную «незалежность» точно так, как и все бывшие президенты Украины, и новые победители-революционеры в Киеве. Настало время действия для простых мирян, как это сделали участники крестного хода в Киеве, обратившись к Его Святейшеству Патриарху Кириллу: «Если же, несмотря на наши требования, священноначалие УПЦ МП продолжит поддерживать власти Украины в их гибельном для народа Украины пути, просим Вас, Ваше Святейшество, отменить права широкой автономии УПЦ МП как использующиеся во вред Церкви и народу Божьему, и возвратить ей статус экзархата». Только требовать уже надо не статуса экзархата, а приходами проситься в Русскую Православную Церковь. Такой прецедент имеется: в США есть приходы, находящиеся под прямым управлением Московского Патриархата. Для крымских приходов такое время уже пришло, и никакая опасность физической расправы им не грозит.


Настало время определяться и Русской Православной Церкви. Ещё в 1995 году Всемирный Русский Народный Собор признал русский народ народом разделённым. Исходя из этого обстоятельства и надо действовать в условиях непрекращающегося кризиса украинской государственности: признать фактически произошедшее отделение УПЦ и призвать украинские приходы под своё управление; по крайней мере, принимать те приходы и монастыри, которые сами изъявят такое желание.

Необходимо покончить с двусмысленным положением УПЦ, некоторые иерархи которой, как например, митрополит Белоцерковский и Богуславский Августин, председатель Синодального отдела Украинской Православной Церкви по взаимодействию с Вооруженными Силами и другими военными формированиями Украины, идут гораздо дальше разобранных выше обращений и благословляют украинскую армию на войну с российской, вместо того, чтобы благословить навести в Киеве конституционный порядок, как это недавно сделала у себя в стране Египетская армия, арестовав всех лидеров «братьев-мусульман» и приговорив около 500 человек к смертной казни. На это обращение митрополита Августина предстоит ещё ответить, как и на многие поднятые здесь вопросы.
Благодатный огонь
25.04.2014
Александр Буренков

со страницы о. Вячеслава  Романова.

четверг, 24 апреля 2014 г.

Антигосударство против Народа

Попов Эдуард Анатольевич

В сегодняшнем выступлении Президента России Владимира Путина в прямом эфире прозвучала краткая и точная формулировка. Те силы, которые свергли законного президента Украины и объявили себя властью, названы хунтой. То есть, преступной вооруженной группировкой, использующей террористические методы для захвата и удержания власти. Киевская хунта, как свидетельствуют события под Славянском, перешла от политики массовых арестов лидеров и активистов антифашистского сопротивления. Начался новый этап: проведение полномасштабной (с поправкой на нынешние украинские реалии) войсковой операции против целых регионов и городов. Принципиально важно понять следующее: это не операция метрополии по возвращению под свой контроль мятежной провинции. Это карательная операция нелегитимной преступной власти (хунты) против населения, отказывающего ей в легитимности. Киевская хунта пришла к фактической власти в результате вооруженного переворота и, упразднив законную власть, упразднила государство Украина. Как  отметил Президент Путин в выступлении в Ново-Огареве 4 марта, киевские «власти» отказались признавать старые долги украинского государства, поскольку произошла революция, и возникло новое государство, свободное от долгов государства старого. Тем самым хунта в Киеве сама признала правовую коллизию: государства Украина больше не существует. На его месте возникло квази-государство. Поэтому регионы, некогда составлявшие территорию государства Украина, получили полное право самоопределиться (принцип наций на самоопределение), не нарушая другого вильсоновского принципа: незыблемость государственных границ.
Напомню, казалось бы, малозначимые слова одного из идеологов евромайдана, архиепископа УКГЦ Любомира Гузара. Этот униатский иерарх апеллировал к праву народа на восстание против преступной власти, чем давал морально-правовое обоснование бунту против законной власти. Это хорошо известная формула главного католического богослова Фомы Аквинского, обосновывающего право народа на революцию. Ныне эта формула работает против новой «власти». Последняя совершает преступление перед Народом, сама не являясь властью. Киевская хунта — анти-власть, нынешняя Украина — анти-государство. В основу современного учения о государстве положен принцип Аристотеля, согласно которому государство — это объединение людей, созданное для всеобщего блага. Важнейшим предикатам государства (законность и стремление к всеобщему благу) нынешняя Украина не отвечает. Сегодняшние события под Славянском перевели конфликт на бывшей Украине в новую плоскость. Новая украинская квази-государственность трансформировалась в анти-государство. Соответственно, народ имеет не только право, но и обладает обязанностью на восстание. Точнее, на восстановление законной власти либо на заключение нового общественного договора по созданию нового государства.
Новая морально-правовая ситуация на бывшей Украине отнюдь не открывает новые возможности перед Россией. Эта ситуация ставит перед Россией обязанность - не допустить гуманитарной катастрофы и геноцида миллионов представителей Русского мира со стороны украинского анти-государства. Именно в такой плоскости стоит рассматривать вызов, перед которым оказалось наше государство в результате совместных разрушительных усилий США и мятежников в бывшей Украине. Соответственно, возможный конфликт будет проходить не в плоскости межгосударственных отношений: одно легитимное государство конфликтует с другим. А в плоскости противостояния уверенного государства Российская Федерация с анти-государством Украиной. Цена этого противостояния — жизни и безопасность многих миллионов русских людей в Новороссии и Малороссии.
ссылка. http://www.riss.ru/analitika/3072-antigosudarstvo-protiv-naroda#.U1kfWc4lCnh
В
сегодняшнем выступлении Президента России Владимира Путина в прямом
эфире прозвучала краткая и точная формулировка. Те силы, которые свергли
законного президента Украины и объявили себя властью, названы хунтой.
То есть, преступной вооруженной группировкой, использующей
террористические методы для захвата и удержания власти. Киевская хунта,
как свидетельствуют события под Славянском, перешла от политики массовых
арестов лидеров и активистов антифашистского сопротивления.


 Начался
новый этап: проведение полномасштабной (с поправкой на нынешние
украинские реалии) войсковой операции против целых регионов и городов. 



 Принципиально важно понять следующее: это не операция метрополии по
возвращению под свой контроль мятежной провинции. Это карательная
операция нелегитимной преступной власти (хунты) против населения,
отказывающего ей в легитимности. Киевская хунта пришла к фактической
власти в результате вооруженного переворота и, упразднив законную
власть, упразднила государство Украина.



 Как  отметил Президент Путин в
выступлении в Ново-Огареве 4 марта, киевские «власти» отказались
признавать старые долги украинского государства, поскольку произошла
революция, и возникло новое государство, свободное от долгов государства
старого. Тем самым хунта в Киеве сама признала правовую коллизию:
государства Украина больше не существует.



 На его месте возникло
квази-государство. Поэтому регионы, некогда составлявшие территорию
государства Украина, получили полное право самоопределиться (принцип
наций на самоопределение), не нарушая другого вильсоновского принципа:
незыблемость государственных границ.



Напомню, казалось бы, малозначимые слова одного из идеологов
евромайдана, архиепископа УКГЦ Любомира Гузара. Этот униатский иерарх
апеллировал к праву народа на восстание против преступной власти, чем
давал морально-правовое обоснование бунту против законной власти. Это
хорошо известная формула главного католического богослова Фомы
Аквинского, обосновывающего право народа на революцию. 


Ныне эта формула
работает против новой «власти». Последняя совершает преступление перед
Народом, сама не являясь властью. Киевская хунта — анти-власть, нынешняя
Украина — анти-государство. 


В основу современного учения о государстве
положен принцип Аристотеля, согласно которому государство — это
объединение людей, созданное для всеобщего блага. Важнейшим предикатам
государства (законность и стремление к всеобщему благу) нынешняя Украина
не отвечает. Сегодняшние события под Славянском перевели конфликт на
бывшей Украине в новую плоскость.  


Новая украинская квази-государственность трансформировалась в анти-государство.
Соответственно, народ имеет не только право, но и обладает обязанностью
на восстание. Точнее, на восстановление законной власти либо на
заключение нового общественного договора по созданию нового государства.



Новая морально-правовая ситуация на бывшей Украине отнюдь не
открывает новые возможности перед Россией. Эта ситуация ставит перед
Россией обязанность - не допустить гуманитарной катастрофы и геноцида
миллионов представителей Русского мира со стороны украинского
анти-государства.



 Именно в такой плоскости стоит рассматривать вызов,
перед которым оказалось наше государство в результате совместных
разрушительных усилий США и мятежников в бывшей Украине. Соответственно,
возможный конфликт будет проходить не в плоскости межгосударственных
отношений: одно легитимное государство конфликтует с другим. А в
плоскости противостояния уверенного государства Российская Федерация с
анти-государством Украиной. Цена этого противостояния — жизни и
безопасность многих миллионов русских людей в Новороссии и Малороссии.


ссылка. http://www.riss.ru/analitika/3072-antigosudarstvo-protiv-naroda#.U1kfWc4lCnh








- See more at: http://prishectvie.blogspot.com/#sthash.3ewLzupX.dpuf
В
сегодняшнем выступлении Президента России Владимира Путина в прямом
эфире прозвучала краткая и точная формулировка. Те силы, которые свергли
законного президента Украины и объявили себя властью, названы хунтой.
То есть, преступной вооруженной группировкой, использующей
террористические методы для захвата и удержания власти. Киевская хунта,
как свидетельствуют события под Славянском, перешла от политики массовых
арестов лидеров и активистов антифашистского сопротивления.


 Начался
новый этап: проведение полномасштабной (с поправкой на нынешние
украинские реалии) войсковой операции против целых регионов и городов. 



 Принципиально важно понять следующее: это не операция метрополии по
возвращению под свой контроль мятежной провинции. Это карательная
операция нелегитимной преступной власти (хунты) против населения,
отказывающего ей в легитимности. Киевская хунта пришла к фактической
власти в результате вооруженного переворота и, упразднив законную
власть, упразднила государство Украина.



 Как  отметил Президент Путин в
выступлении в Ново-Огареве 4 марта, киевские «власти» отказались
признавать старые долги украинского государства, поскольку произошла
революция, и возникло новое государство, свободное от долгов государства
старого. Тем самым хунта в Киеве сама признала правовую коллизию:
государства Украина больше не существует.



 На его месте возникло
квази-государство. Поэтому регионы, некогда составлявшие территорию
государства Украина, получили полное право самоопределиться (принцип
наций на самоопределение), не нарушая другого вильсоновского принципа:
незыблемость государственных границ.



Напомню, казалось бы, малозначимые слова одного из идеологов
евромайдана, архиепископа УКГЦ Любомира Гузара. Этот униатский иерарх
апеллировал к праву народа на восстание против преступной власти, чем
давал морально-правовое обоснование бунту против законной власти. Это
хорошо известная формула главного католического богослова Фомы
Аквинского, обосновывающего право народа на революцию. 


Ныне эта формула
работает против новой «власти». Последняя совершает преступление перед
Народом, сама не являясь властью. Киевская хунта — анти-власть, нынешняя
Украина — анти-государство. 


В основу современного учения о государстве
положен принцип Аристотеля, согласно которому государство — это
объединение людей, созданное для всеобщего блага. Важнейшим предикатам
государства (законность и стремление к всеобщему благу) нынешняя Украина
не отвечает. Сегодняшние события под Славянском перевели конфликт на
бывшей Украине в новую плоскость.  


Новая украинская квази-государственность трансформировалась в анти-государство.
Соответственно, народ имеет не только право, но и обладает обязанностью
на восстание. Точнее, на восстановление законной власти либо на
заключение нового общественного договора по созданию нового государства.



Новая морально-правовая ситуация на бывшей Украине отнюдь не
открывает новые возможности перед Россией. Эта ситуация ставит перед
Россией обязанность - не допустить гуманитарной катастрофы и геноцида
миллионов представителей Русского мира со стороны украинского
анти-государства.



 Именно в такой плоскости стоит рассматривать вызов,
перед которым оказалось наше государство в результате совместных
разрушительных усилий США и мятежников в бывшей Украине. Соответственно,
возможный конфликт будет проходить не в плоскости межгосударственных
отношений: одно легитимное государство конфликтует с другим. А в
плоскости противостояния уверенного государства Российская Федерация с
анти-государством Украиной. Цена этого противостояния — жизни и
безопасность многих миллионов русских людей в Новороссии и Малороссии.


ссылка. http://www.riss.ru/analitika/3072-antigosudarstvo-protiv-naroda#.U1kfWc4lCnh








- See more at: http://prishectvie.blogspot.com/#sthash.3ewLzupX.dpuf