четверг, 7 августа 2014 г.

Предсказание будущего фашистского укрорейха…


Предсказание будущего фашистского укрорейха…

school_fun_times_20В прошлый «выход на свободу» мне предложили сделать прогноз, что ждёт Украину. Тогда у меня не было настроения анализировать; было настроение просто пинать вас ногами и веселиться. Сейчас настроение есть. Снимайте шаровары, «братики», начнем шоу.
Итак:

Время показало, что я очень хорошая Ванга. Надёжная, качественная.

Если я и ошибался, то лишь в худшую для Неньки  сторону.
Например, в военном прогнозе «Куда движется Россия?» я предполагал, что хохляцкая армия в Крыму будет хоть как-то сопротивляться. То, что двадцатитысячная (!) группировка и целый флот сдадутся и сдадут оружие, даже не пукнув, я и предположить не мог. Я недооценил украинской трусости, разложения и маразма. Таковы оказались мои ошибки; в остальном же я оказался на 100% прав — к моему удовольствию. И вашему несчастью. Предсказывал я российскую бронетехнику на востоке Украины? Предсказывал. Так любуйтесь:
Строго говоря, она не совсем российская. Она бывшая украинская, отбитая у хохло-фашистской хунты. Но как вы понимаете, это лишь вдвойне приятно. Чтоб я всегда так «ошибался»…
Итак, что вас ждёт? Во-первых, определилась линия раздела Украины – т.н. «линия Субтельного». Ещё в 70-х годах XX века канадский историк украинского происхождения Орест Субтельный провёл линию, разделяющую Украину украиноязычную и Украину русскоязычную. Нетрудно видеть, что эта линия чётко проявлялась на всех без исключения голосованиях и референдумах за все 23 года вашей «незалежности». И неудивительно. Ведь это граница между исторической Украиной, Украиной как таковой, и Новороссией. Это граница между «областью польской панской колонизации» (термин Кулиша), бывшей провинцией Речи Посполитой — и Диким полем, где эта колонизация никогда не велась и которое никогда в Речь Посполитую не входило. Это земля, где хохлы смогли осёдло селиться лишь после разгрома Степи силами Российской империи. Сказки, что эти земли «исконно украинские», оставьте для собственного – дебильного — употребления. А «мапы Сечи Запорижьской», «Кальмиуськие паланки» и проч. покажите крымским татарам и ногайцам. То-то они лопнут со смеху.
Ранее я не был уверен, где пройдёт граница раскола. Был вариант по Днепру, был вариант и по Збручу. Оказалось, что Центральная Украина, подоляне и полищуки слишком сильно заражены свiдомией. Слишком огаличились. Что ж, значит, пойдут в огонь и Руину вместе с Галичиной… пока та не отскочит и не ляжет под Польшу.
Путин безусловно оттяпает от вас Новороссию. Все восемь областей. Это факт, это даже не обсуждается. Если вы этого не видите, то не потому, что он слаб, а вы сильны, а потому, что вы хронически тупы. Процесс аналогичен отделению Приднестровья от Молдавии. В роли Молдавии Ненька, в роли Приднестровья Юго-Восток.
Кстати, знаете ли вы, что Приднестровье живёт лучше Молдавии? Средняя зарплата молдаван 3273,5 лея, а в Приднестровье 3606 леев. Трудовая пенсия в Молдове 936 леев, а в Приднестровье — 1240. При этом коммуналка в Молдове дороже почти в три раза… И это в условиях фактической блокады Приднестровья! Значит, без блокады разрыв был бы ещё больше.
Но есть и разница в ситуации. Приднестровье отделялось в начале 90-х, когда Россия лежала в глубоком дауне и правил ею алкаш Ельцин. Юго-Восток уходит от вас сейчас — когда Россия на подъёме, и правит ею самый эффективный после Сталина правитель в её новейшей истории. А значит, это отделение будет куда более болезненно… для вас.
В состав Российской Федерации Новороссия imho формально не войдёт. Это не нужно. У неё и так неплохие перспективы; она уже сейчас, будучи лишь из двух областей, больше чем вся Прибалтика вместе взятая. Поэтому киевское хрюканье что «эти области без Украины несостоятельны» и «слишком малы для самостоятельного существования» — блаблабла. Прибалтийские государства уже четверть века существуют самостоятельно, будучи каждое меньше этих двух областей. А ведь ими двумя дело не ограничится. Владимир Владимирович отберёт у вас все восемь (минимум), всю Новороссию, как намечено. А эти восемь областей вместе взятые дают уже второе по величине государство Европы.
Насчёт санкций и непризнания – тоже «блаблабла». Знаете ли вы, дорогие младшие братья, чтоСША все сорок послевоенных лет не признавали включения Прибалтики в состав СССР? Да-да, не признавали. Формально считали их независимыми и оккупированными. В США «работали» тамошние «правительства в изгнании», чуть ли не «посольства» и т.п. Но это ничуть не мешало прибалтам ходит строем, вступать в КПСС, сидеть в Политбюро (привет, Арвид Янович Пельше) и даже руководить МВД СССР (его последний глава перед падением СССР Борис Карлович Пуго – чистокровный латыш). А США это не мешало стыковать в космосе «Союзы» с «Аполлонами» и целовать в дёсны Брежнева в «годы разрядки».
Здесь будет то же самое. Политического признания, возможно, ждать придётся долго, но экономические санкции «отвалятся» очень быстро. Буржуи очень не любят терять бабки. Крррайне не любят. Даже ради собственных принципов. Как максимум, экономические санкции продержатся до конца нынешнего срока Обамы: негр чертовски обижен на Путина. Тот наносит ему пощёчину за пощёчиной – Сирия, Сноуден, Олимпиада, Украина… Поэтому негр будет упираться и вонять до последнего. А потом негра смоет в политическое небытие, и в экономике возобладает «прагматичный подход». Застрельщиком будет, скорее всего, Германия — но это непринципиально.
Итак, скажите восьми областям «гуд бай». Оставшийся обрубок, т.е. Центр и Запад (он же собственно историческая Украина) уйдёт в «свободное плавание». Внимание, вангую: Россия в значительной мере утратит к нему интерес, сократит свои усилия, свои действия, расход сил и средств по отношению к нему. Можно сказать, она оставит вас в покое.
Почему? Ещё в Бухаресте в 2004 году, во времена первого Майдана, прозвучала мысль: вся Украина России не нужна. России нужны индустриальные русскоязычные регионы (точнее, то, что от них осталось после тЫтульной нацЫи). Потому что эти регионы — исторически часть России, русская Новороссия, оказавшаяся в Неньке лишь благодаря придури большевиков. Те пытались создать «украинский пролетариат» — и не придумали ничего лучше, чем разбавить русским пролетариатом нацию селюков и лавочников. УССР эти регионы были переданы лишь в 1923 году, на 31 год раньше Крыма, и так же волюнтаристски. Кроме дат, у двух ситуаций передачи русской территории укропам нет никакой разницы.
А остальная Украина России и не нужна. Остальное в экономическом смысле – пустыня. В интеллектуальном смысле – гноилище. В нравственном смысле – гноилище смердящее и синегнойное. (Форумляне с Центральной и Западной Украины живое тому доказательство). И на фига оно такое надо?
Существенный момент. Забирая Новороссию и добрый кусок Слобожанщины, Россия не просто приобретает себе нечто ценное. Она ещё и отнимает ценное у остающегося обрубка, тем самым обезвреживая его. Она вырывает у хохляцкого нацизма его индустриальные зубы. С индустрией, с наукой, с оборонной промышленностью этих регионов Украина могла бы стать (и кое-как уже начала становиться) ядром антироссийского крестового похода, антимосковским тараном Запада. И в таком качестве она была интересна США. А что: взрастить там нацистский режим, помочь ему с технологиями, с военной техникой, принять и вышколить в НАТО, — и вот через 10 лет за приемлемые деньги имеем 40-миллионный рейх, страстно ненавидящий Россию. Рвущийся воевать с ней за «исконно украинские земли». И даже есть чем воевать: частично НАТОвским, частично своим. Куча перевозбуждённого пушечного мяса на самообеспечении — разве не привлекательная политическая цель? Есть ради чего развязать мошну и поработать руками. Западу даже самому возиться с Россией не придётся…
И развязали, и поработали. Именно этот-то сценарий Путин и пускает под откос, трахая вас и расчленяя ваше никчёмное «государство». Но это было ясно ещё вчера. А что завтра? Что будет дальше? После краха «проекта Украина», её распада и отделения Новороссии?
А дальше, панове, вас ждёт самое страшное. Вас ждёт молдавизация.
Молдавизация – это когда русофобская двуногая плесень низведена до такого ничтожества, до такой нищеты и такого бессилия, что России нет интереса с ней возиться и делать с нею что–то ещё. Все знают термин «хохлосрач»? Но вряд ли кто-нибудь слышал о «молдавосраче». Вот именно. Такового не существует. Потому что молдаване слишком слабы, бедны и ничтожны, чтобы их мнение что-то значило. Потому и не существует явления «молдовосрач», потому и не ходит на молдавские форумы столько россиян, сколько (пока ещё) ходит на украинские, потому и нет борьбы за молдавские умы. Кому они нужны?
Россия не дала молдаванам вырезать русское Приднестровье в 1992 году, отделила его, лишила их возможности влезть туда впредь, врезала по зубам – и послала на йух. Всё. С тех пор там уже два десятилетия ничего существенного не происходит. Интерес к Молдове утрачен. Работа идёт в основном с Приднестровьем. Время от времени Рогозин или кто-то ещё троллит молдавские «илиты», те визжат, бессильно писают кипятком – и всё. Более нет ничего.
Вас ждёт то же самое, дорогие братья. Вам набьют морду «новороссийским ополчением» и «вежливыми людьми», кастрируют вас экономически и территориально, — а затем забудут. Просто забудут. Никто не будет спорить с Киянином насчёт «болгарского языка». Никто не будет спорить с VoxPopuli о «предательстве русских». Никто не будет спорит с HnjCntg о «культуре рашен». Вы останетесь без аудитории. Все свои бздуры вы будете пропагандировать исключительно в своём кругу, среди своих. То есть сеять свiдомость средь свiдомых. Так, как это, должно быть, делают сейчас молдаване.
Я говорю «должно быть», потому что не знаю точно. Мне незачем это знать. Мне неинтересно, что они там квакают. Мне нет дела, как именно молдавские свiдомиты, ваши коллеги, засирают себе мозги. Мне достаточно знать, что Молдова – самая нищая после Албании страна Европы, и что русское Приднестровье надёжно защищено от её вони. Всё. Конкретные детали гниения мне уже не интересны. Беседовать с копошащимися в гнили червями не интересно тем более. Что там они пишут о русских, об истории, о «языковом вопросе»… Пишут, наверное, что их язык – прямой потомок латыни (кстати, это правда) и значит, они практически римляне… Пусть пишут, что хотят. Главное, чтоб римляне строили мне дачу, не смея задирать цен, и чтоб на стройке были, как сейчас, тише воды ниже травы (бо нелегалы. Это дешевле легальных гастарбайтеров.) А что они квакают в свободное от строительства дачи время — да ни#пёт.
С вами будет то же самое. После расчленения Неньки и ухода Новороссии вы выпадете из фокуса внимания России, из центра внимания Путина, и будете тихо (а может, не тихо) гнить в собственном соку. В беспримесном украЫнстве. Без всякого московитства.
Разумеется, вы немедленно вступите в ЕС и НАТО.
Пожалуйста! Полагаю, мы не будем возражать. Зная, что представляют собой хохлы, лучшего способа навредить и ослабить НАТО трудно придумать. Без индустрии ЮгоВостока вы будете бессильны в военном отношении и, следовательно, бесполезны НАТО. Разве что как поставщик пушечного мяса? Но вы мясо настолько тупое — ведь украинская система образования цветёт и пахнет, — что даже и в таком качестве будете малополезны союзнику и малоопасны врагу. (Исключение — разве что сфера терроризма, но и тут вы вряд ли составите конкуренцию ваххабитам). Итак, внутри НАТО ваш «исторический» огрызок будет нам скорее полезен, чем опасен. Так скатертью дорога! Упражняйтесь там в своём главном национальном таланте — растлевать и разваливать всё, чего вы касаетесь. Таланте, который вы уже двадцать лет тренируете на собственном государстве.
Это касаемо военных вопросов. Что же до вопросов экономических, то тут вы повторите все ошибки братьев-болгар — плюс, конечно, добавите к ним свои собственные. Умные люди и умные нации учатся на чужих ошибках, но «умные» это не про вас. Поэтому в экономике вы бойко поскачете по болгарским граблям (кто не скаче, той москаль, да-да).
В Болгарии, напомню, экономическая ситуация так хороша, что уже девять человек за два года совершили самосожжение на площадях в знак протеста против невыносимых условий, а тем временем в Болгарию ввозят из Голландии помидоры. Повторю медленно, чтобы дошло: в Болгарию. Ввозят. Помидоры. Из Голландии. Таковы болгарские экономические успехи.
Всё это, разумеется, на фоне членства в ЕС и в НАТО. Да, сильно это помогло болгарам…
Но вы-то не болгары, вы совсем другое дело. Вы хохлы! Вам не писаны ни законы логики, ни законы экономики!… Что ж, подождём, пока к вам начнут завозить свекловичный сахар, растительную олию и сало. Собственно, сало-то к вам уже завозят — из Польши. Равно как и гречку из Китая. Но это, дорогие братья, окажется только началом.
Только две отделившиеся области, Луганская и Донецкая, дают 28% вашего нынешнего ВВП и до трети промышленной продукции. Сказку, что можно потерять треть промпроизводства и не потерять в жизненном уровне, рассказывать будете сами себе. Очень скоро вы сможете убедиться, чего она стоит. И это только две области; а ведь мы оторвём у вас не две, не три и даже не четыре.
Словом, в экономике у вас будет полный гопак. Ваши надежды, что от вступления в ЕС подскочат ВВП, зарплаты, пенсии и вааще попрёт процветание – глупость, на которую способны «клюнуть» лишь вы сами. Очередной самодельный вибратор в голову, made in Ukraine. Что ж, доводите им себя до оргазма…и пытайтесь заменить еду сексом. А я посмотрю.
Всё это, разумеется, будет происходить у вас на фоне ДИКОЙ русофобской пропаганды. Пропаганды-истерики — исступленной, надрывной, зашкаливающей. Вы превзойдёте самих себя в испражнении изо рта. Все свои беды и трудности вы будете валить на Москву. Впрочем, тут не будет ничего нового, вы и сейчас это делаете (и всегда делали). Новым будет только накал ваших истерик. Густота вашего говнословия.
Этим вы дадите Владимир Владимирычу (или его преемнику; кстати, не ждите хорошего ни от одной из вероятных кандидатур) отличный повод покончить с мифом о «братстве народов». Очень вредный, лживый миф, а главное, очень дорого обошедшийся России. Чтобы убить его, достаточно будет транслировать в российских медиа, скажем, десятую часть того, что вы будете говорить о России. Думаю, одной десятой будет достаточно; уж тут-то вы постараетесь. Изрыгание говна ртом – одна из немногих сфер, где Аллах не отнял у вас ни способностей, ни таланта. Через несколько лет ваши перлы убедят русских, что хохлы – нация неадекватной и невменяемой сволочи, и с мифом будет покончено. (Либеральная интеллигенция, конечно, будет против «очернения соседнего народа», но кто ж эту шлюху спрашивать будет?)
Так пройдёт лет восемь-десять. Может, чуть больше. И вы обнаружите, что ни зарплата у вас не стала по пять тысяч евро, ни пенсия по три тысячи; наоборот, разрыв в жизненном уровне с Россией лишь увеличивается и увеличивается. И разумеется, не в вашу нищебродскую пользу. У вас начнётся когнитивный диссонанс. Лепет про «пьяную нищую Россию» станет так издевательски контрастировать с реальностью, что перестанет работать даже на такой тупой аудитории, как украинская. Вы сообразите, что вы «попали». Вы завизжите, что вас «обманули США», что вас «ограбили в ЕС», что вас «зрадило НАТО»…
А потом вы попытаетесь присоединиться к ТС. (Который только что стал ЕврАзЭСом).
Бред? Нет, дорогие братья, реальность. Я вангую хорошо! Да, разумеется, вы презираете и ненавидите «русских ватников», а через десять лет пропаганды будете ненавидеть их ещё сильнее (если такое возможно). Но себя вы любите сильней, чем ненавидите нас. Лютая любовь хохла к себе и к своему пузу перевесит его ненависть к москалю. И вы достаточно проституированная (попросту – шлюховатая) нацыя, чтобы проделать такой кульбит. Вот доказательство:
…Часть свидомых медиков военного госпиталя г. Севастополя в пятницу выехали на материк. Оставшимся они заявили, что те все являются предателями, а они, верные присяге, поедут служить народу Украины. Тем более что им — патриотам Незалежной — должны дать подъемные и статус участников боевых действий.
В момент их отбытия, в военный госпиталь пришла российская штатка, где, допустим, подполковник, начотделения по ней получает 80 тыс. российских рублей в месяц. Отъезжающим свидомитам медики-предатели Украины отзвонились в поезд и сообщили о пришедшем документе.
Все верные Украине медики как один слезли в Джанкое и понеслись обратно в Севастополь, разве что не подняв триколор.
Во-во. Вы сделаете ровно то же самое: продолжая в душе ненавидеть русских, захлопнете хайло, натянете на него улыбку и зачирикаете про «дружбу народов». И попроситесь под Россию. Потому что будете слишком измучены своей бедностью, неустройством, третьесортностью, а пуще того — чужим процветанием (для украинца это — самое нестерпимое. ) Вы ж не болгары, заживо жечь себя вы не будете…
И вот теперь самое страшное. Я думаю, дорогие младшие братья, что ВАС НЕ ПРИМУТ. Я вангую, что вас торжественно пошлют на йух.
Вспомните: «вся Украина России не нужна». Территории как таковые были самоценностью до конца XVIII века, потом ситуация изменилась. До этого игра с территориями была «игрой с нулевой суммой» (как это называют в математике): всякий проигрыш автоматически усиливал соперника, и наоборот. Поэтому было важно «подобрать» как можно больше территорий. Любая территория, доставшаяся государю, автоматически усиливала его налогами и живой военной силой — в Средние века ополчением, в Новое время рекрутами – а доставшись не ему, соответственно, усиливала его соперников. Поэтому все европейские государи хватали и хапали всё, что плохо лежало (как, например, Польшу в конце XVIII века).
При этом этнические, культурные и религиозные различия не имели особого значения. Мнение проживающих на территории людей – не имело вовсе никакого. Казни принуждали к покорности, а если не помогало, помогали казни массовые и лютые. Даже если в результате территория обезлюдевала, максимум через поколение, за 20-25 лет, она восстанавливалась и заселялась вновь. (Понятие прав человека, видите ли, в нынешнем виде ещё не изобрели).
В результате карта Европы определялась не тем, кто где жил, а тем, кто что смог хапнуть. В славянских Польше и Чехии (пока их не уничтожили) были целые регионы, населённые немцами и венграми. В Австрии и Германии, наоборот, были целые регионы, заселенные славянами. Французы правили территориями, заселёнными фламандцами, итальянцами, немцами и каталонцами. Английские короли много столетий правили огромным куском Франции. Принцип этнических границ не значил ничего или почти ничего. Принцип границ культурных и религиозных не существовал вовсе. На конгрессе по заключению Аугсбургского мира в 1555 году было установлено правило «Cujus regio, ejus religio» — «Чьё государство, того и вера». То есть население подвластных территорий было обязано принять веру своего государя — или на выбор, гореть на костре либо бежать вон.
Вот так много веков хапали, отбирали и делили все доступные территории, особо не разбирая, кто на них живёт. Чем больше у тебя территорий, тем ты сильнее: у тебя больше налогов, больше рекрутов, больше земель для пожалований сторонникам и т.д. Всякая территория уже сама по себе была бонусом.
А сейчас это не так. С XIX века ситуация начала меняться, и к XXI веку изменилась уже совсем. Сейчас иная территория означает бонус, а иная – геморрой. Угадайте, к какой категории относится Ненька? Притом уже сейчас? А после десяти лет Руины? Гыгыгы, вот именно… Через десять лет Украина будет разорённой, деиндустриализованной, полуаграрной территорией с дебилизованным населением, страдающим тяжким нацизмом головного мозга. Точь-в-точь Молдавия, только крупнее. Вы будете не призом, дорогие младшие братья, а чемоданом без ручки, притом чемоданом, набитым г@вном. Тот, кому вы достанетесь, не получит ничего, кроме геморроя, терроризма и необходимости дотировать вас многими миллиардами в год (да-да, терроризма, потому что идеология «боротьба за волю» + массовая бедность автоматически рождают терроризм. Хоть в Палестине, хоть в рабочих кварталах Северной Ирландии, хоть в Житомире. Хоть где.)
Поэтому вы по-настоящему не достанетесь никому. В смысле, вам ни к кому не удастся удобно пристроиться, чтоб на халяву сосать титьку. Бо дурних нема.
ЕС и НАТО, конечно, позаботятся, чтобы огрызок Украины не вернулся в орбиту Кремля. Но и брать вас на полное содержание они не будут, для этого они недостаточно идиоты. Вы уже убедились в этом, когда прошлой осенью пытались подписать унию с ЕС и захотели 160 млрд долларов на компенсацию «просадки» вашей экономики. Но вместо 160 млрд вы получили от Запада хоровое конское ржание. Вы наивные жадные дебилы, дорогие братья. Вас будут держать в своей орбите, вам дадут ездить без виз на мытьё унитазов и сосанье мин#тов, о да, — но никаких «украинских зарплат по пять тысяч евро» не будет.
Знаю, что вы не поверите. Ничего, не верьте. А поверите своему семейному бюджету 2017 года? 2020-го? 2025-го?
Поэтому вы и будете посланы на хрен. Экономическая пустыня, русофобское гноилище, тупое селюковское стадо не нужны России сейчас и тем более не будут нужны через десять лет. Даже если стадо оголодает и приползёт — захотев рынков, зарплат, пенсий и «газ по пиисят»…
А предлог для пинка вам под свидомую дупу будет строго логичен. Таможенный союз (и идущий ему на смену союз Евразийский), видите ли, не благотворительные объединения. Это объединения прагматичные.Это объединения стран, которые поняли, что их не возьмут в Первый мир, и потому они объединяются во Второй, чтоб не сползти в Третий. Все члены этого альянса способны быть полезны друг другу, способны друг другу чего-то взаимно дать, и именно потому они объединяются.
А Украина без Новороссии, да ещё пребывающая в состоянии Руины, ничего ДАТЬ Союзу не способна. Она способна только БРАТЬ. (Собственно, за этим она туда и поползёт). То немногое, что она способна производить – рагулей, претензии и т.н. «украинську культуру» — никому кроме вас на йух не нужно. Регионы, способные производить что-то сверх этого, мы оторвём от вас ещё в 2014 году. Вам нечего будет предложить ЕврАзС, и потому вас торжественно пошлют.
Это не мои личные домыслы. Пропутинский рупор «Однако» говорит то же самое открытым текстом. «Подберём отваливающиеся русскоязычные регионы, представляющие ценность, а остальное пусть догнивает и жрёт само себя. И пусть скатываются хоть до Сомали» (См. записи эфиров «Однако» на Главрадио FM).
Но не факт, что вы сможете даже заикнуться об этом. Не факт, что вы сможете вообще вести такой дискурс в украинском обществе. Я подозреваю, что к тому времени вами будут править НАТОвские марионетки, достаточно надёжные, чтобы задавить саму идею в зародыше. Как в Прибалтике, где президенты и премьеры — просто американские граждане, и все дела. Эти правители заткнут и придавят вас, как бы тяжело вам не было. Даже если будет тяжелей, чем болгарам. А если вы «возбухнете», эти марионетки не колебаясь пустят в ход силу против народа, потому что отчитываться будут не перед народом, а перед Брюсселем и Вашингтоном… Вы ещё оцените, наивные вы дебилы, как вольно вам дышалось при Януковиче.
Нынешний куевский бродячий цирк, полагаю, будет сметён ещё до конца 2015 года. Потом последует период полного хаоса, когда вооружённые армии-банды (к тому времени в Украине это будет одно и то же: банды разрастутся до размеров армий, а армия опустится до уровня банд) будут рвать друг друга в борьбе за власть, за Куев и просто за ресурсы. За выживание. Чем меньше будет оставаться ресурсов, тем свирепей будет борьба (я просто млею, представляя себе завывания в украинском Интернете году этак в 2015-м).
Затем, как положено, победит сильнейший и свирепейший. Он установит диктатуру, уложит в землю всех, кто будет скакать и майданить — диктатуры делаются по правилам, а правила именно таковы — и, установив относительный порядок, предложит себя и свою территорию Западу. На условиях «порядок в Руине в обмен на признание». И выжившие вновь займут очередь у посольства Польши. Должен же кто-то мыть сортиры…
Итак, вы будете или загнаны под шконку собственными властителями, или посланы на йух Россией с союзниками. И останетесь ровно в том положении, в котором Россия застала вас 400 лет назад — в положении растерянной, распяленной шлюхи, не понимающей, кому отдаться сейчас, а кому потом, да так, чтоб не было очень уж больно и были б хоть какие-то гроши. Притом практически в тех же границах 400 летней давности. Всё вернётся к тому, с чего начиналось.
Дальше мой хрустальный шар мутнеет, и грядущее скрыто в тумане…

воскресенье, 3 августа 2014 г.

Как научится любить или ненавидеть других людей


Как научится любить или ненавидеть других людей

Кадр из сериала «Позднее цветение» (Late Blossom), режиссер Мён-хо Ким, 2012

 Эмпатия — это сопереживание другому человеку. Диапазон проявления эмпатии варьируется достаточно широко: от лёгкого эмоционального отклика, до полного погружения в мир чувств партнера по общению. Используя этот психологический инструмент, можно вызвать в себе чувство ненависти к окружающим. Или — чувство любви. Другими словами, «эмпатия — чудесный механизм, объединяющий на биологическом уровне всех людей в единое поле», — уверен tumbalele.
 Эмпатия — чудесный механизм, объединяющий на биологическом уровне всех людей в единое поле. Эмпатия является врожденной, и она присуща не только людям, но и ряду высокоразвитых млекопитающих, в первую очередь — человекообразным обезьянам. Нередко её путают с симпатией, но это очень разные явления. Симпатия — это положительное отношение к кому-либо, а эмпатия — способность чувствовать состояние другого, вживаться в него. Если мы видим боль другого человека, то наш мозг и наше тело отзываются, реагируя так, как будто это нам больно. Степень ответной реакции зависит от многих факторов, у людей разный уровень эмпатии, за исключением патологий, при которых этой способности нет (вроде антисоциального личностного расстройства или аутизма). У всех есть общий базовый уровень эмпатии, именно благодаря ей устанавливается связь между младенцем и родителями, а позднее — между детьми. Сострадание и сочувствие, способность прощать, входить в чужое положение, отзывчивость, альтруизм, жалость, помощь, способность получать удовольствие от актерской игры — все это базируется на эмпатии. Иными словами, эмпатия — это не «я понимаю, что ты чувствуешь», а «я чувствую твои переживания». «Я чувствую, что ты боишься, что ты радуешься, удивляешься, злишься». При этом свое «я» сохраняется, оно прикасается к переживаниям другого, со-переживает, но не растворяется в нем.

Тем страшнее понимание того, как легко можно ограничить — а то и полностью подавить — способность к эмпатии.

Как? Ф.де Вааль, известный биолог, рассказывает о таком очень простом исследовании нейрофизиологов в Цюрихском университете. Они изучали нейронный ответ человека на страдания других людей. Мужчины смотрели, как в соседней комнате получает удары электрическим током либо болельщик их собственного клуба, либо болельщик клуба-соперника. Все наблюдатели были фанатами «со стажем», к футболу относились серьезно. И эмпатию они проявляли к болельщикам только своего клуба. Более того, страдания болельщика соперничающего клуба активировали в мозгу центры удовольствия.

Вот и простой ответ на то, как убить эмпатию. Раздели людей на чужих и своих. Чем больше вокруг чужих — тем меньше эмпатии. Хочешь подавить ее полностью? Сделай чужими всех вокруг, а себя — избранным, обособленным, уникальным. Благо, что и этот механизм такой же врожденный, что и способность чувствовать другого. Мыши способны дискомфортом реагировать на боль других мышей, но при одном условии — они должны были некоторое время жить вместе со страдальцем. Страдающий чужак оставляет их равнодушными. Точно также равнодушными остаются шимпанзе.

Деление на «своих» и «чужих», реакция обособления древнее и мощнее, чем эмпатическая отзывчивость, и ее намного легче активизировать. Помню о простом эксперименте, в котором участников разделили на две группы при помощи простых цветных квадратиков (синих и красных), а потом выбранным представителям из этих групп предложили разделить между всеми участниками эксперимента определенные суммы. И тут выясняется, что «синий» старался побольше урвать для «синих», а «красный» — для «красных», хотя эти группы были образованы случайно, и никто из членов групп не знал друг друга до эксперимента. Достаточно было простого факта «мы одного цвета», чтобы стать предвзятым и уменьшить уровень эмпатии.

Знаменитые исследования психолога Муазефа Шерифа показали, каким образом людей, объединив в разные случайные группы, можно спровоцировать не только на утрату эмпатии к «чужакам», но и на открытую и прямую враждебность, так как само по себе деление на группы не влечет за собой межгрупповую агрессию (о самом исследовании — здесь, см. Эксперимент 2). Шериф выяснил, что стремление унижать и враждебность по отношению к членам противоположной группы начинали проявляться только в условиях соревнования за ограниченные ресурсы. То есть нужно убедить людей, что им есть что делить — и дальше все пойдет по накатанной. Именно в такой ситуации боль и страдания другого начинают активизировать центры удовольствия тех, кто видит это страдание, но принадлежит к другому лагерю. Одновременно возрастала внутригрупповая солидарность и эмпатия, но только к своим. Чем меньше группа «своих» — тем меньше сочувствия к «остальным».

Итак, все очень просто, увы. Два простых до безобразия правила:

А) Проведи границу между «своими» и «чужими».

Б) Убеди «своих», что им есть, что делить с «чужими».

 Дальше люди сделают все сами, ведомые механизмами, общими с шимпанзе и другими млекопитающими. Появятся кодовые слова-сигналы, которые отличают «наших» от «не наших», по ним сразу можно вычислить друг друга. У людей эту роль играют слова-ярлыки. Появится полная закрытость к информации с «той стороны», и чрезмерная доверчивать к «своим» (помним — возрастает внутригрупповая солидарность). Включится «язык ненависти», суть которого — причинение страдание другому через слово. Радость от страданий и боли «чужаков». Оправдание убийств со стороны «своих»... А там дальше — рептилии и роботы, для которых эмпатия недоступна...

А дрессировщики будут смотреть на сражающихся шимпанзе и павианов, и продумывать новые эксперименты... У Оруэлла, кажется, есть несколько любопытных идей...

P.S. Где выход? Там же, где и вход. Найди, что тебя объединяет с «чужаком», и найди общую цель, которую можно добиваться сообща.
Репост

   ссылка.http://www.livejournal.com/magazine/256796.html

Искусство приручения зависти



Искусство приручения зависти

 Фрагмент гравюры Питера Брейгеля Старшего «Зависть», из цикла «Семь смертных грехов», 1558 год
 Изображение: Wikipedia.org

 Зависть — нужное чувство, благодаря которому мы стремимся стать лучше и хотим достичь большего. Но иногда зависть перестаёт выполнять полезные функции, и, вместо того чтобы подстёгивать к новым свершениям, лишь грызёт, заставляя скверно думать о других и считать себя неудачником. Психолог Илья Латыпов рассказывает о природе зависти.

Зависть — нормальное человеческое чувство, которое является одним из наиболее социально неприемлемых, потому что, будучи в своей «токсичной» форме сильно распространенной в обществе, угрожает его существованию. Но я сейчас не про общество и зависть, которая приводит к революциям, а про индивидуальный процесс. Зависть, как и другие «плохие» чувства вроде стыда или злости, могут многое подсказать тому, кто может с ними соприкасаться и переживать их.

Отправной точкой зависти является ощущение у себя дефицита того, чем обладает другой, и чем сам хочешь обладать. Это — сердцевина зависти. А вот дальше наступает развилка. Здоровая зависть выполняет, как и большинство эмоций, функцию побуждения к действию, и тогда мы предпринимаем усилия для того, чтобы восполнить у себя дефицит того, чего хотим. В таком случае другой человек выполняет роль помощника в обнаружении у себя той или иной недостаточности. И речь не обязательно идет о предметах. Я могу видеть отличную работу коллеги на супервизорской группе и позавидовать, потому что, как мне кажется, у меня так пока не получается. И моя зависть обнаруживает мою неуверенность в тех или иных моментах работы, освещает направления для приложения усилий. При такой зависти я не стремлюсь очернить того, кто ее у меня вызвал, и даже нет желания превзойти — есть желание прилагать усилия для того, что развиваться дальше самому. Чувство это все равно не приятное, но мобилизирующее.

Есть другая цепочка, приводящая к настоящему отравлению завистью, за которое это чувство так не любят. Цепочка токсической зависти выглядит так:

а) Ощущение у себя дефицита того, чем обладает другой (это могут быть предметы, феномены вроде прекрасных отношений или конкретных навыков, или происходящие в жизни человека события).

б) Ощущение собственной ущербности/неполноценности и невозможности самостоятельного получения желаемого блага.

в) Злость/обида на другого, который обладает столь нужным, но реально или мнимо недостижимым объектом/качеством и т. д.

г) Стремление компенсировать недостижимое благо через конкуренцию.

Конкуренция бывает двух разновидностей. Первая более-менее невинная: человек начинает искать у себя другие объекты/феномены, которые «ничуть не хуже». Например, просматривая в конце отпускного сезона ленты в социальных сетях и наблюдая массу народа, которая повыкладывала свои фото с разных Кариб, Гавайев или хотя бы из-под Владивостока, можно утешать себя, все лето просидевшего дома, тем, что «зато мы та-а-а-акой потрясный ремонт у себя сделали, а они на последние деньги, да еще в кредит, поехали!». Вместо того, чтобы признать свое желание побыть где-то на теплых морях, пытаешься заткнуть свое разочарование или усталость поиском того, что могло бы утешить.

Вторая разновидность конкуренции — прямая попытка обесценить другого, его достижения, или же попытка нанести непосредственный вред. Здесь злость и ощущение своей неполноценности разворачиваются в полную силу, и начинается месть другому за его успех. От «зато у них отношения с мужем ужасные» и «наворовали, суки!» до прямых действий по причинению вреда. Я где-то читал слова одного немецкого антрополога, который много лет проработал в Нигерии. Он сказал: «знаете, чем отличается зависть по-европейски от зависти по-африкански? Допустим, выйдет утром европеец из дома, и обнаружит, что у соседа дом выше и лучше, чем у него. Что сделает европеец? Он приложит все усилия, чтобы его дом был не хуже. А вот выйдет африканец утром из своей хижины ,и увидит, что хижина соседа лучше в два раза. Что сделает африканец? Он наймет колдуна, чтобы тот наслал порчу на владельца большой хижины».

Современный мир предоставляет огромные возможности для зависти. Читаешь записки путешественников, которые побывали в странах, которые для тебя недостижимы; видишь гармоничные отношения у соседей/друзей/звезд/героев сериала на фоне собственного развала; жизнь в других странах, которые кажутся лучше своей; карьеру друга, который начинал так же, как и ты, но теперь ушел далеко вперед... Лавина информации про жизнь других людей обрушивается на человека. Если в прошлом люди сравнивали себя только с соседями (из которых и состоял сельский «мир»), которые преимущественно не сильно отличались по уровню богатства или качеству жизни в целом, то теперь перед человеком разворачивается панорама настоящего мира. Панорама сильно искаженная, деформированная.

Развитию токсической зависти очень способствует позиция наблюдателя — когда концентрируешься не на своей жизни и тех вызовах и задачах, которые она ставит перед нами, а на чужих жизнях, которые так обманчиво легко раскрываются перед нами. Подводных камней тех или иных достижений мы не видим, к тому же мало кто будет выкладывать свою рутинную и нередко скучную жизнь в социальные сети. В зависти очень много идеализации того, кому завидуешь. Она своего рода парадоксальная форма признания достижений.

Зависть может обостряться еще ощущением, что если у другого есть какое-то благо, то оно точно не достанется тебе. То есть как будто обладатель блага украл его у тебя, и тогда к зависти добавляется еще и страх. Он особенно силен, если ресурс действительно ограничен.

Итак, зависть включает в себя осознание дефицита, страх того, что не достанется, ощущение ущербности, злость и обиду, признание и конкуренцию. Совсем избежать зависти невозможно, как и любого другого нормального социального чувства. Уменьшить ее количество — да, если концентрироваться на собственной жизни, а не на чужой, и на своих стандартах, а не на чужих. И тогда, если другой человек будет обладать тем, к чему ты сам стремишься, это станет стимулом к развитию, а не к самоотравлению. Сама по себе зависть не отравляет — отравляет чувство ущербности. Нет «черной» или «белой» зависти, т.к. и там, и там в основе — ощущение дефицита. Если мы способны порадоваться за успехи других людей — это не «белая зависть», а радость. В общем ,как обычно, дело не в эмоции/чувстве, а в том, что делать с этим чувством: принимать его и воплощать в действие, подавлять или отрицать...

А как быть с завистью других людей к нам? Никак. Чтобы ни разу не быть объектом чужой зависти, нужно очень постараться сделать свою жизнь максимально серой и жалкой.

ссылка.http://www.livejournal.com/magazine/178575.html