суббота, 15 июня 2013 г.

Берегите любовь



Он ненавидел свою жену. Ненавидел! Они прожили вместе 15 лет. Целых 15 лет жизни он видел ее каждый день по утрам, но только последний год его стали дико раздражать ее привычки. Особенно одна из них: вытягивать руки и, находясь еще в постели, говорить: «Здравствуй солнышко! Сегодня будет прекрасный день». Вроде бы обычная фраза, но ее худые руки, ее сонное лицо вызывали в нем неприязнь. Она поднималась, проходила вдоль окна и несколько секунд смотрела вдаль. Потом снимала ночнушку и нагая шла в ванну. Раньше, еще в начале брака, он восхищался ее телом, ее свободой, граничащей с развратом. И хотя до сих пор ее тело было в прекрасной форме, его обнаженный вид вызывал в нем злость. Однажды он даже хотел толкнуть ее, чтобы поторопить процесс «пробуждения», но собрал в кулак всю свою силу и только грубо сказал: - Поторопись, уже надоело! Она не торопилась жить, она знала о его романе на стороне, знала даже ту девушку, с которой ее муж встречался уже около трех лет. Но время затянуло раны самолюбия и оставило только грустный шлейф ненужности. Она прощала мужу агрессию, невнимание, стремление заново пережить молодость. Но и не позволяла мешать ей жить степенно, понимая каждую минуту. Так она решила жить с тех пор, как узнала, что больна. Болезнь съедает ее месяц за месяцем и скоро победит. Первое желание острой нужды — рассказать о болезни. Всем! Чтобы уменьшить всю нещадность правды, разделив ее на кусочки и раздав родным. Но самые тяжелые сутки она пережила наедине с осознанием скорой смерти, и на вторые — приняла твердое решение молчать обо всем. Ее жизнь утекала, и с каждым днем в ней рождалась мудрость человека, умеющего созерцать. Она находила уединение в маленькой сельской библиотеке, путь до которой занимал полтора часа. И каждый день она забиралась в узкий коридор между стеллажами, подписанными старым библиотекарем «Тайны жизни и смерти» и находила книгу, в которой, казалось, найдутся все ответы. Он пришел в дом любовницы. Здесь все было ярким, теплым, родным. Они встречались уже три года, и все это время он любил ее ненормальной любовью. Он ревновал, унижал, унижался и, казалось, не мог дышать вдали от ее молодого тела. Сегодня он пришел сюда, и твердое решение родилось в нем: развестись. Зачем мучить всех троих, он не любит жену, больше того — ненавидит. А здесь он заживет по-новому, счастливо. Он попытался вспомнить чувства, которые когда-то испытывал к жене, но не смог. Ему вдруг показалось, что она так сильно раздражала его с самого первого дня их знакомства. Он вытащил из портмоне фото жены и, в знак своей решимости развестись, порвал его на мелкие кусочки. Они условились встретиться в ресторане. Там, где шесть месяцев назад отмечали пятнадцатилетие брака. Она приехала первой. Он перед встречей заехал домой, где долго искал в шкафу бумаги, необходимые для подачи заявления на развод. В несколько нервном настроении он выворачивал внутренности ящиков и раскидывал их по полу. В одном из них лежала темно-синяя запечатанная папка. Раньше он ее не видел. Он присел на корточки на полу и одним движением сорвал клейкую ленту. Он ожидал увидеть там что угодно, даже фотокомпромат. Но вместо этого обнаружил многочисленные анализы и печати медучреждений, выписки, справки. На всех листах значились фамилия и инициалы жены. Догадка пронзила его, как удар тока, и холодная струйка пробежала по спине. Больна! Он залез в Интернет, ввел в поисковик название диагноза, и на экране высветилась ужасная фраза: «От 6 до 18 месяцев». Он взглянул на даты: с момента обследования прошло полгода. Что было дальше, он помнил плохо. Единственная фраза, крутившаяся в голове: «6-18 месяцев». Она прождала его сорок минут. Телефон не отвечал, она расплатилась по счету и вышла на улицу. Стояла прекрасная осенняя погода, солнце не пекло, но согревало душу. «Как прекрасна жизнь, как хорошо на земле, рядом с солнцем, лесом». В первый раз за все время, которое она знает о болезни, ее заполнило чувство жалости к себе. Ей хватило сил хранить тайну, страшную тайну о своей болезни от мужа, родителей, подруг. Она старалась облегчить им существование, пусть даже ценой собственной разрушенной жизни. Тем более от этой жизни скоро останется только воспоминание. Она шла по улице и видела, как радуются глаза людей от того, что все впереди, будет зима, а за ней непременно весна! Ей не дано больше испытать подобное чувство. Обида разрасталась в ней и вырвалась наружу потоком нескончаемых слез… Он метался по комнате. Впервые в жизни он остро, почти физически почувствовал быстротечность жизни. Он вспоминал жену молодой, в то время, когда они только познакомились и были полны надежд. А он ведь любил ее тогда. Ему вдруг показалось, что этих пятнадцати лет как не бывало. И все впереди: счастье, молодость, жизнь… В эти последние дни он окружил ее заботой, был с ней 24 часа в сутки и переживал небывалое счастье. Он боялся, что она уйдет, он готов был отдать свою жизнь, лишь бы сохранить ее. И если бы кто-то напомнил ему о том, что месяц назад он ненавидел свою жену и мечтал развестись, он бы сказал: «Это был не я». Он видел, как ей тяжело прощаться с жизнью, как она плачет по ночам, думая, что он спит. Он понимал, нет страшнее наказания, чем знать срок своей кончины. Он видел, как она боролась за жизнь, цепляясь за самую бредовую надежду. Она умерла спустя два месяца. Он завалил цветами дорогу от дома до кладбища. Он плакал, как ребенок, когда опускали гроб, он стал старше на тысячу лет… Дома, под ее подушкой, он нашел записку, желание, которое она писала под Новый год: «Быть счастливой с Ним до конца своих дней». Говорят, все желания, загаданные под Новый год, исполняются. Видимо, это правда, потому что в этот же год он написал: «Стать свободным». Каждый получил то, о чем, казалось, мечтал. Он засмеялся громким, истеричным смехом и порвал листочек с желанием на мелкие кусочки…
1

среда, 12 июня 2013 г.

Мало ли какое зло бывает у тебя на душе... Иоанн Кронштадский

Мало ли какое зло бывает у тебя на душе...


Мало ли какое зло бывает у тебя на душе, но "не все, что есть в печи, на стол мечи". Да будет оно одному Богу известно, ведущему все тайное и сокровенное, а людям не показывай всех своих нечистот, не заражай их дыханием сокрытого в тебе зла, затвори печь: пусть дым зла замрет в тебе. Богу поведай печаль свою, что душа твоя полна зла и жизнь твоя близка к аду, а людям являй лицо светлое, ласковое. Что им до твоего безумия? Или же объяви свою болезнь духовнику или другу своему, чтобы они тебя вразумили, наставили, удержали.

вторник, 11 июня 2013 г.

СГИНУВШИЕ ДЕТИ


Сгинувшие детиВсякий раз, когда речь заходит о торговцах человеческими органами, представляются такие территории как Косово, Китай, Бангладеш или ряд африканских государств. Хочется верить, что чёрная работа дельцов, зарабатывающих деньги на человеческих жизнях, это где угодно, но точно не у нас. Однако такие надежды, к сожалению, сталкиваются с суровой реальностью. А реальность эта такова, что в мировой рынок торговли человеческими органами входит и Российская Федерация, причём зачастую как придаточный рынок глобальной системы.

Естественно, дать точную оценку объёмам этого рынка невозможно по определению, но если исходить из среднего арифметического значения тех цифр, которые публикуют различные издания, то объёмы эти оцениваются миллиардами долларов в год. Мировыми центрами нелегальной торговли органами являются Косово (в Европе), Китай и Бангладеш (в Азии), страны юга Африки. При этом перечисленные страны можно называть первичными рынками донорских органов. Далее почки, части печени и многие другие внутренние органы людей могут уходить в страны Европейского Союза, Соединённые Штаты Америки, Канаду. В число тех стран, которые давно облюбовали представители группировок, промышляющих нелегальной торговлей человеческих органов, попадает Италия.

Несколько лет назад представители итальянского правительства опубликовали по-настоящему страшные цифры. Оказалось, что за последние 30-35 лет на Апеннинском полуострове бесследно исчезли более 9,8 тысяч детей и подростков. Контролирующими органами все эти несовершеннолетние лица были записаны в разряд пропавших без вести. При этом почти 83% всех пропавших без вести в Италии детей являлись выходцами из других стран. Более 95% из числа иностранных детей попали на Апеннины через агентства по усыновлению детей, работавших от имени Италии за рубежом. Те самые НКО и НПО… В результате расследования, которое вели итальянские стражи правопорядка и местные журналисты, удалось установить, что подавляющее большинство детей, попадая в Италию, направлялась якобы на лечение в удалённые клиники, чтобы поправить их здоровье. Только вот в клиниках следы детей и терялись. Был пациент – нет пациента. Вроде бы выписан, но в семье, которая его по документам усыновила, не появлялся…

Это и дало повод для полномасштабной проверки всех тех организаций, которые занимались, скажем так, поставками иностранных детей на территорию Италии. Местная полиция производила выемку документов у граждан, которые содействовали усыновлению. Уже первые шаги этой масштабной проверки выявили наличие десятков фиктивных усыновителей. Некоторые семьи попали в полицейскую разработку после того, как выяснялось, что они усыновили по 10-12 детей из различных государств Восточной Европы. Многих семей, которые проходили в документах усыновителями иностранных несовершеннолетних граждан, не существовало и вовсе. Зато существовали поддельные документы на их фамилии.

В это же время определённые вопросы к итальянским усыновителям возникли и у российских следственных органов. Началось всё с того, что на запросы российских органов опеки, которые давали добро на усыновление итальянцами российских детей, из Италии никто не отвечал. Коллеги с Апеннинского полуострова чаще всего просто не имели возможности предоставить россиянам сведения о судьбах детей, усыновлённых через специальные агентства, так как сами ничего о судьбе детей не знали. Тогда российские органы опеки и были вынуждены попросить помощи у правоохранительных органов.

Когда масштабные проверки фирм, занимающихся усыновлением детей-сирот, начались и в России, то наибольшее число вопросов у оперативников вызвала деятельность организации под названием «Аркобалено» («Радуга» в переводе с итальянского). Одним из самых активных агентов этой компании являлась госпожа по фамилии Фратти. После ознакомления с деятельностью синьоры Фратти в Российской Федерации, а деятельность её по решению проблем с усыновлением российских детей началась ещё в 1993 году, выяснилось, что всего в итальянские семьи при посредничестве Фратти было лично передано 1260 несовершеннолетних из России. При этом итальянские коллеги смогли представить отчёты лишь по пяти усыновлённым. Пять из 1260!

Получается, что эта самая Фратти, которая оказалась Надеждой Щелгачёвой, бывшей крановщицей из Волгоградской области, вышедшей замуж за итальянского гражданина, вела активную деятельность по уговорам руководителей детских домов нескольких российских регионов, отправляя детей на верную смерть. «Уговоры», не без денежной составляющей, касались массового усыновления детей итальянскими гражданами (по фиктивным документам, в том числе). При этом большинство усыновлённых детей вывозили за границу, где сразу же отправляли под нож «чёрных» хирургов.

В середине 90-х Россия была поглощена другими проблемами, чтобы обращать своё внимание на деятельность некой итальянской синьоры, которая якобы несла добро российским брошенным детям. В этой связи можно задаться вопросом по поводу того, куда смотрела демократическая Италия, и почему никакого строгого учёта и контроля прибывающих детей из-за рубежа и их дальнейшей судьбы в стране не велось? Дело в том, что правовое поле в той самой демократической Италии, как известно, имело и имеет свою специфику. И коррупционная составляющая наличия так называемых мафиозных групп в этой стране – проблема, которую нашим европейским товарищам не удаётся решить в течение десятилетий.

Очевидно, что эти самые мафиозные группы и имели прямой интерес к реализации внутренних органов детей, а синьора Фратти использовалась ими как посредник, получавший свой процент от кровавого бизнеса.

Более 10 лет Надежде Щелгачёвой каким-то непостижимым образом удавалось избежать наказания, хотя факты подкупа должностных лиц, использование поддельных документов, связи с «чёрными» хирургами Европы, казалось бы, были неоспоримыми. Но отправление правосудия в итоге всё же состоялось. Только вот итог его странен.

Приговором Волгоградского облсуда Надежда Фратти признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 291 УК РФ, ч. 2 ст. 327 УК РФ. Ей назначено наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года. В соответствии со статьёй 73 УК РФ наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 4 года.

Четыре года условно за 1255 сгинувших российских детей, который увезли навстречу «демократическому гуманизму», навстречу «светлому европейскому будущему». Наказание соизмеримо с преступлениями?..

А сколько таких как «Радуга» агентств работало и продолжает работать в России. И ведь руководители большинства из них с пеной у рта будут доказывать, что их задача – подарить брошенным детям России новые семьи за рубежом. Нет – безусловно, есть и те агентства по усыновлению, которые действительно готовы работать во благо, но кто даст гарантии, что их большинство. Сколько ещё таких Фратти, знающих, что их ждёт максимум четыре года условно, используют российских детей в своих кровавых целях.

А ведь не будем забывать, что старушка Европа нынче встаёт на путь легализации однополых браков с правом усыновления несовершеннолетних. Какое же это огромное поле для манипуляций с детьми! Те же коррумпированные сотрудники органов опеки (а такие ведь встречаются) могут по поддельным документам через специальные агентства отправлять российских сирот в европейские семьи, в которых ребёнка примут, скажем, два папы… Кто гарантирует тщательный контроль? Ответ: никто.

Это и рождает лазейки для тех, кто использует российских детей как инструмент наживы. Для кого-то – детская порноиндустрия, для кого-то – продажа ребёнка на утеху в ЛГБТ-семейку, а для кого-то рассмотренный вариант реализация дорогостоящих органов…


Автор Володин Алексей