четверг, 13 февраля 2014 г.

Детский молебен за мир в Лавре

НАШИ МОЛИТВЕННИКИ!!!
Детский молебен за мир в Лавре
Сегодня в обед позвонили. Можете? Можем. Все дети собираются, все - как на фронт. Приежаем в Лавру. Холод, ветер, тьма. 


В храме - тепло и почему-то - спокойно.
Мне впервые за много дней спокойно - понимание значимости происходящего есть, а тревоги нету.
Ориентировка на местности происходит мгновенно. Наши дети оказывается знают все и напамять, остальные хоры - почти все или многое. 


К началу молебна приходят просто дети из воскресных школ, священнических семейств, многие многодетные православные. Сотни детей, сотни родителей, сотни глаз, молчание и надежда.


Начало молебна.
Выходит митрополит Антоний.
Говорит. Коротко. Такое чувство что вся страна стоит над бездной, но не понимает глубины и опасности, а владыка взывает к Господу с последней надеждой - не допусти, помилуй, спаси. 


Начинается молебен.
Мы просим, просим, просим.
Потом владыка, волнуясь, читает Евангелие. Младенец, звезда, волхвы, Ирод, невредимость Младенца.
Не успеваю поразится Евангелию, которое читается такое из-за того, что служим перед дарами волхвов, но почему-то говорит о самом главном, большем всех даров: безнадежности и спасении.


Вдруг - коленопреклоненная молитва обрушивается с небес - мы падаем на колени - дети и их родители.
Мы уже ничего не просим. 


Мы не имеем сил просить, не имеем права просить, у нас нет ничего кроме молчаливого на самом деле вздоха нашего сердца: Господи, мы не достойны, но яви свою милость, сотвори чудо, спаси нашу Ниневию, спаси наш Иерусалим, спаси по великой милости Твоей.


Врезается в память резкость сравнения украинской державы со всем святым, что есть у нас. Но тут же понимаешь - Боже, да, она, эта украинская держава, нам так дорога - от своей купели и до сегодня. Все долгие поколения предков, просящих за свою родину, мгновенно предстают перед глазами. Это молимся не только мы, это - и их всех молитва.


Молчание молитвенного вздоха завершается внезапно, все поднимаются, благодарят.
Владыка просто поворачивается к детям и ничего не может сказать - просто благодарит двумя словами. Чувствуется что если он начнет говорить, то разрыдается и он, и многие в храме.


Дети, поняв что таки - смогли, хоть и невозможно было, и непонятно, что именно смогли, обретают голос и начинают петь колядки Младенцу, прикладываться к дарам Ему принесенным волхвами.


Чувствуется в этот момент, что Церковь - не этот храм, не эти реликвии, а это - народ, молящийся Богу, являющему свою милость, могущему сотворить чудо, сделать возможным невозможное. Что Церковь не наша - она Его. И Он есть Бог, творяй чудеса. Одно из которых - вот эти дети, вот этот народ, вот эта молитва.
Если вам понравился материал, расскажите о нем друзьям:

Комментариев нет:

Отправить комментарий